Научная литература о взаимодействии сознания и тела

Февраль 28, 2015 / Комментарии 0

В отличие от психосоматических заболеваний с поражением других органов и систем, хронические рецидивирующие спинальные синдромы не связаны ни с каким специфическим типом личности.

Beck, когда писал о типе личности индивидов с психосоматическими болями в скелетно-мышечной системе, подчеркивал роль скрытых агрессивных конфликтов, вызывающих мышечный спазм и хроническую боль.

Электромиографические исследования Wolf продемонстрировали влияние эмоциональных состояний на тонус шейной мускулатуры. У пациентов с хронической болью в скелетных мышцах отмечается тенденция к невротическим нарушениям, включая нарушенную способность к эмоциональной экспрессии, чрезмерный самоконтроль и склонность предъявлять к себе завышенные требования. Мы считаем, что такая боль является дополнительным указанием на неадекватность механизмов эмоциональной защиты.

Weintraub считал скрытые сильные эмоции и чрезмерно ригидный подход к жизни причинами статических постуральных аномалий и болезненного гипертонуса мышц. Он рассматривал эти болезненные состояния как нервно-мышечные эквиваленты поведения, вызванного конфликтом, и защитных механизмов. В частности, с этой точки зрения психосоматическая боль в нижней части спины является выражением длительного, чрезмерного психического стресса и субъективной неспособности справиться с семейными или профессиональными обязанностями. Обычно таким пациентам бывает трудно разобраться со своими внутренними и внешними проблемами.

Sternbach обнаружил, что у пациентов с болью в нижней части спины отмечаются значительно повышенные показатели по шкалам истерии, депрессии, ипохондрии и гипомании. Пациенты-мужчины были значительно более подвержены депрессии, более раздражительными, пассивными и тревожными, чем женщины. Мы объясняем это тем, что общество, вероятно, предъявляет к мужчинам более высокие требования с точки зрения их профессиональных и социальных функций, и это становится дополнительным стрессовым фактором, не считая фактической органической патологии.

Несмотря на значительную индивидуальную вариативность, понятно, что хроническую боль нужно рассматривать как результат процесса, на который могут влиять психологические факторы. Поведение пациента направляется в основном факторами восприятия, внимания, когнитивной интерпретации и общего эмоционального состояния. Caldwell и Chase постулировали, что пациенты с аномальным эмоциональным поведением извлекают из хронической боли в нижней части спины «вторичную выгоду».

Тревога ожидания боли является состоянием, которое характеризуется избеганием ситуаций, в которых может возникнуть боль. Таким образом, желание пациента преждевременно отойти от дел может быть мотивировано желанием избежать дальнейшей боли, связанной с тяжелым ручным трудом, включая поднимание тяжестей. Beals и Hickman изучали пациентов, перенесших операции на дисках, и установили, что тяжесть их эмоциональных нарушений коррелировала с количеством перенесенных операций. В контрольную группу входили пациенты с травмами конечностей. Мы считаем, что в таких случаях заболевание диска дебютирует на фоне уже, по-видимому, существующего невроза, который затем усугубляется операцией и стойкими послеоперационными симптомами.

Blumetti и Modesti провели ряд катамнестических исследований, в ходе которых сравнивали пациентов, боль в нижней части спины у которых уменьшалась или не уменьшалась после 6-месячного лечения различными способами. Показатели истерии и ипохондрии в группе, где не было улучшений, оказывались значительно выше, чем в группе, где улучшения были.

Тесты личности. Wiltse и Rocchio обнаружили, что пациентам с высокими показателями истерии и ипохондрии, по результатам Миннесотского многопрофильного личностного опросника (Minnesota Multiphasic Personality Inventory — MMPI), хемонуклеолиз помогал неизменно меньше, чем пациентам с нормальными показателями по этим двум шкалам, у которых лечащие врачи не находили каких-либо психосоматических нарушений. С тех пор эти результаты неоднократно воспроизводились. В проспективном популяционном исследовании Croft и соавт. показали, что у лиц с серьезными эмоциональными проблемами (депрессией) боль в спине развивалась в течение года в 2 раза чаще, чем у лиц с легкими психосоциальными нарушениями или без таковых. Также выяснилось, что депрессивный фон является серьезным фактором риска перехода острой неспецифической боли в спине в хроническую форму. Когнитивные, эмоциональные и поведенческие аспекты обработки и преодоления боли чрезвычайно важны. Центральную роль в поддержании этих факторов играет классическое и оперантное обусловливание.

Spring и Worz изучали пациентов с дискогенной болью в нижней части спины до и после операции, используя MMPI, опросник по симптомам и шкалу оценки общего эмоционального состояния. Выяснилось, что после операции у пациентов с невротическим типом личности новые симптомы возникают намного чаще, чем у пациентов с отсутствием таких черт.

Позвоночник и сознание. Stein и Floman обнаружили корреляцию между хронической болью в нижней части спины и депрессией: у 60-100% пациентов с хронической болью в нижней части спины отмечались наглядные проявления депрессии, часто сопровождавшиеся нейровегетативными признаками. На фоне приема антидепрессантов уменьшались как боль, так и депрессия. Опираясь на экстенсивные исследования, Hasenbring определил факторы риска плохого выздоровления от заболеваний дисков после хирургического или консервативного лечения. Помимо депрессии, которая уже была идентифицирована другими авторами как фактор риска, в их число вошли также нарушения навыков когнитивно-эмоциональной обработки боли и некоторые неадекватные способы ее преодоления. Выяснилось, что последние 2 фактора весьма сильно влияют на возникающее в итоге ощущение боли. Избегающее поведение, стратегии отвлечения и уклонение от активной социальной жизни играют решающую роль. Исследования показали, что по сочетанию медицинских, психологических и социальных параметров можно в клинически и статистически значимой степени предсказать как кратковременную, так и длительную боль. Ранний уход от дел с назначением пенсии в период до 6 мес. после выписки из стационара можно в 86% случаев предсказать исходя исключительно из двух психологических факторов: депрессивного состояния и уровня общей нагрузки на рабочем месте. Между степенью смещения ткани диска (показателем тяжести смещения нервного корешка) и психологическими факторами риска корреляции найдено не было.

Психологические факторы оказывают действие на всех пациентов, независимо от того, имеется ли у них протрузия или грыжа диска.

Наше собственное сравнительное исследование с участием 93 пациентов с хроническим поясничным синдромом в институте и в амбулаторных клиниках наших коллег, практикующих в частном порядке, показало, что их результаты по подшкалам Фрейбургского личностного опросника (Fraiburg Personality Inventory — FPI-A) значительно отличались от таковых в контрольной группе пациентов, страдавших гонартрозом.

Пациентам с поясничным синдромом свойственны намного более высокие показатели в отношении неврозов, депрессии и эмоциональной лабильности.

Из нашего обзора научной литературы и результатов наших собственных исследований вытекают 2 главных вопроса:

■ вопрос о степени, в которой психосоматические процессы участвуют в спинальных синдромах, т.е. степени, в которой психические нарушения способны переноситься на позвоночник;

■ вопрос о соматопсихическом аспекте, т.е. степени, в которой хроническое рецидивирующее заболевание дисков с очевидным органическим патогенезом может влиять на психическое функционирование пациента.

Подпишитесь на свежую email рассылку сайта!

Читайте также