Государственный комитет по чрезвычайному положению

Январь 31, 2021 / Комментарии 0

Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП) — самопровозглашённый орган власти в СССР, существовавший с 18 по 21 августа 1991 года. Включал в себя ряд высокопоставленных должностных лиц Советского правительства. Члены ГКЧП выступили против проводившейся Президентом СССР М. С. Горбачёвым политики перестройки, а также против подписания нового союзного договора и преобразования СССР в конфедеративный Союз Суверенных Государств, куда планировали войти только 9 из 15 союзных республик. Главными оппонентами ГКЧП были сторонники Президента РСФСР Б. Н. Ельцина, объявившие действия членов Комитета антиконституционными. После поражения и самороспуска ГКЧП их действия были осуждены органами законодательной и исполнительной власти СССР, РСФСР и ряда других союзных республик и квалифицированы как государственный переворот. В историографии события 18—21 августа 1991 года получили название «Августовский путч».

С 22 по 29 августа 1991 года бывшие члены распущенного ГКЧП и лица, активно содействовавшие им, были арестованы, но c июня 1992 года по январь 1993 года все они были отпущены под подписку о невыезде. В апреле 1993 началось судебное разбирательство. 23 февраля 1994 года подсудимые по делу ГКЧП были амнистированы Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации, несмотря на возражение Ельцина. Один из подсудимых, Валентин Варенников, отказался принять амнистию и над ним продолжился суд, который он, в конечном счете, выиграл.

Образование ГКЧП

Подготовка создания

К началу 1991 года ситуация в СССР стала критической. Центральные власти начали терять контроль над союзными республиками, страна вступила в полосу дезинтеграции. В руководстве начал прорабатываться вопрос о введении чрезвычайного положения.

В декабре 1990 года Президент СССР М. Горбачёв поручил председателю КГБ В. Крючкову подготовить проект постановления о введении чрезвычайного положения в СССР.

Из «Заключения по материалам расследования роли и участии должностных лиц КГБ СССР в событиях 19—21 августа 1991 года»:

…в декабре 1990 года председатель КГБ СССР Крючков В. А. поручил бывшему заместителю начальника ПГУ КГБ СССР Жижину В. И. и помощнику бывшего первого заместителя председателя КГБ СССР Грушко В. Ф. Егорову А. Г. осуществить проработку возможных первичных мер по стабилизации обстановки в стране на случай введения чрезвычайного положения. С конца 1990 года до начала августа 1991 года Крючков В. А. совместно с другими будущими членами ГКЧП предпринимали возможные политические и иные меры по введению в СССР чрезвычайного положения конституционным путём. Не получив поддержки президента СССР и Верховного Совета СССР, с начала августа 1991 года они начали осуществлять конкретные меры по подготовке введения чрезвычайного положения незаконным путём.

С 7 по 15 августа Крючков В. А. неоднократно проводил встречи с некоторыми членами будущего ГКЧП на секретном объекте ПГУ КГБ СССР под кодовым названием «АБЦ». В этот же период времени Жижин В. И. и Егоров А. Г. по указанию Крючкова провели корректировку декабрьских документов по проблемам введения в стране чрезвычайного положения. Они же с участием бывшего в то время командующего воздушно-десантными войсками генерал-лейтенантом Грачёвым П. С. подготовили для Крючкова В. А. данные о возможной реакции населения страны на введение в конституционной форме режима чрезвычайного положения. Содержание указанных документов потом нашло отражение в официальных указах, обращениях и распоряжениях ГКЧП. 17 августа Жижин В. И. участвовал в подготовке тезисов выступления Крючкова В. А. по телевидению в случае введения чрезвычайного положения.

Участники заговора на различных этапах его реализации отводили КГБ СССР решающую роль в:

  • устранении от власти Президента СССР путём его изоляции;
  • блокировании вероятных попыток Президента РСФСР оказать сопротивление деятельности ГКЧП;
  • установлении постоянного контроля за местонахождением руководителей органов власти РСФСР, Москвы, известных своими демократическими взглядами народных депутатов СССР, РСФСР и Моссовета, крупных общественных деятелей с целью их последующего задержания;
  • осуществлении совместно с частями Советской Армии и подразделениями МВД штурма здания Верховного Совета РСФСР с последующим интернированием захваченных в нём лиц, включая руководство России.

C 17 по 19 августа некоторые войска специального назначения КГБ СССР и спецподразделения ПГУ КГБ СССР были приведены в повышенную боевую готовность и передислоцированы в заранее выделенные места для участия совместно с подразделениями СА и МВД в мероприятиях по обеспечению режима чрезвычайного положения. Силами специально созданных групп 18 августа Президент СССР Горбачёв был изолирован в месте отдыха в Форосе, а за Президентом РСФСР Ельциным и другими оппозиционно настроенными лицами установлено наружное наблюдение.

Геннадий Янаев неоднократно заявлял, что документы ГКЧП были разработаны по поручению Горбачёва. Последний председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов и бывший 1-й секретарь МГК КПСС Юрий Прокофьев утверждают, что прообраз ГКЧП — комиссия по ЧП была создана на совещании у Горбачёва 28 марта 1991 года и даже имела собственную печать. В комиссию вошли все будущие члены ГКЧП, за исключением двух человек — Тизякова и Стародубцева. Начальник секретариата КГБ СССР (до августа 1991) Валентин Сидак утверждает, что печать ГКЧП была создана во время событий августа 1991 года, когда встал вопрос о введении комендантского часа в Москве.

Через 20 лет после этих событий, в августе 2011 года Михаил Горбачев заявил, что заранее знал о планах будущих членов ГКЧП.

Создание

Валентин Варенников вспоминал: «В ночь с 18 на 19 августа руководство страны, учитывая отказ Горбачёва участвовать в действиях, вынуждено было создать „Государственный комитет по чрезвычайному положению“. Такого типа государственные структуры в то время имели право создавать два лица: Президент СССР или председатель Кабинета министров СССР. Руководитель Кабинета министров Валентин Павлов взял ответственность на себя, создал комитет и сам вошел в его состав».

Но так же есть вторая версия создания ГКЧП. Один из членов ГКЧП 1991 года Александр Тизяков рассказал телеканалу «Звезда» о том, кто на самом деле создал ГКЧП.

«Вот сейчас он говорит о ЧП, что его ГКЧП организовал – ничего подобного. ГКЧП был создан Горбачевым 28 марта 1991 года, подписан указ. Там были все те, которые опубликованы 19 августа, кроме нас со Стародубцевым, президентом Крестьянского союза», — рассказал телеканалу «Звезда» член ГКЧП с 18 по 21 августа 1991 года, а также президент Ассоциации госпредприятий и объединений промышленности, строительства, транспорта и связи СССР Александр Тизяков.

Члены ГКЧП

  • Янаев Геннадий Иванович (1937—2010) — вице-президент СССР, исполняющий обязанности Президента СССР (19 — 21 августа 1991 г.), член ЦК КПСС.
  • Бакланов Олег Дмитриевич (род. 1932) — первый заместитель председателя Совета обороны СССР, член ЦК КПСС.
  • Крючков Владимир Александрович (1924—2007) — председатель КГБ СССР (до 28 августа 1991 г.), член ЦК КПСС.
  • Павлов Валентин Сергеевич (1937—2003) — премьер-министр СССР (до 28 августа 1991 г.), член ЦК КПСС.
  • Пуго Борис Карлович (1937—1991) — министр внутренних дел СССР, член ЦК КПСС (до своей смерти 22 августа 1991 г.).
  • Стародубцев Василий Александрович (1931—2011) — председатель Крестьянского союза СССР, член ЦК КПСС.
  • Тизяков Александр Иванович (1926—2019) — президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР.
  • Язов Дмитрий Тимофеевич (1924—2020) — министр обороны СССР (до 28 августа 1991 г.), член ЦК КПСС.
  • Политические позиции

    В первом своём воззвании ГКЧП оценивал общие настроения в стране как весьма скептические по отношению к новому политическому курсу на демонтаж сильно централизованной федеративной структуры управления страной и государственного регулирования экономики; порицал негативные явления, которые новый курс, по мнению составителей, вызвал к жизни, как то спекуляцию и теневую экономику; провозглашал, что «развитие страны не должно строиться на падении жизненного уровня населения» и обещал жёсткое наведение порядка в стране и решение основных экономических проблем, не упоминая, правда, о конкретных мерах.

    Объявление о создании

    Документы: Заявление ГКЧП, Обращение ГКЧП, Постановление ГКЧП.

    19 августа 1991 года по радио (начиная с 6 утра), а затем и по Центральному телевидению СССР в информационной программе «Время» дикторами был зачитан официальный текст под названием «Заявление Советского руководства»:

    В связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачёвым Михаилом Сергеевичем обязанностей Президента СССР и переходом в соответствии со статьёй 127/7 Конституции СССР полномочий Президента Союза ССР к вице-президенту СССР Янаеву Геннадию Ивановичу.

    В целях преодоления глубокого и всестороннего кризиса, политической, межнациональной и гражданской конфронтации, хаоса и анархии, которые угрожают жизни и безопасности граждан Советского Союза, суверенитету, территориальной целостности, свободе и независимости нашего государства.

    Исходя из результатов всенародного референдума о сохранении Союза Советских Социалистических Республик, руководствуясь жизненно важными интересами народов нашей Родины, всех советских людей

    ЗАЯВЛЯЕМ:

    1. В соответствии со статьёй 127/3 Конституции СССР и статьёй 2 Закона СССР о правовом режиме чрезвычайного положения и идя навстречу требованиям широких слоёв населения о необходимости принятия самых решительных мер по предотвращению сползания общества к общенациональной катастрофе, обеспечения законности и порядка, ввести чрезвычайное положение в отдельных местностях СССР на срок 6 месяцев, с 4 часов по Московскому времени с 19 августа 1991 года.

    2. Установить, что на всей территории СССР безусловное верховенство имеют Конституция СССР и Законы Союза ССР.

    3. Для управления страной и эффективного осуществления режима чрезвычайного положения образовать Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР) в следующем составе:

    • Бакланов — первый заместитель председателя Совета обороны СССР;
    • Крючков — председатель КГБ СССР;
    • Павлов — премьер-министр СССР;
    • Пуго — министр внутренних дел СССР;
    • Стародубцев — председатель Крестьянского союза СССР;
    • Тизяков — президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР;
    • Язов — министр обороны СССР;
    • Янаев — исполняющий обязанности Президента СССР.

    4. Установить, что решения ГКЧП СССР обязательны для неукоснительного исполнения всеми органами власти и управления, должностными лицами и гражданами на всей территории Союза ССР.

    Янаев, Павлов, Бакланов, 18 августа 1991 года.— запись по трансляции

    Вслед за этим по радио было зачитано заявление председателя Верховного Совета СССР А. И. Лукьянова о критике проекта Союзного договора.

    Затем было зачитано официальное обращение Комитета ГКЧП к советскому народу, в котором, в частности, говорилось о том, что перестройка зашла в тупик и «возникли экстремистские силы, взявшие курс на ликвидацию Советского Союза, развал государства и захват власти любой ценой» и о решимости ГКЧП вывести страну из кризиса, а также содержало призыв ко всем советским людям «в кратчайший срок восстановить трудовую дисциплину и порядок, поднять уровень производства» и «оказать всемерную поддержку усилиям по выводу страны из кризиса».

    Затем было зачитано официальное постановление № 1 (ГКЧП), которым, в частности, расформировывались «структуры власти и управления, военизированные формирования, действующие вопреки Конституции СССР», приостанавливалась деятельность партий и общественных организаций, «препятствующих нормализации обстановки», вводился запрет на собрания, демонстрации и забастовки и вводилась цензура в СМИ:

    Установить контроль над средствами массовой информации, возложив его осуществление на специально создаваемый орган при ГКЧП СССР.

    Противостояние

    По распоряжению Министра обороны СССР Д. Т. Язова в Москву утром 19 августа вводятся войска и боевая техника в количестве:

    • 4 тысячи солдат и офицеров
    • 279 боевых машин пехоты,
    • 148 бронетранспортёров,
    • 362 танка 4-й гвардейской танковой дивизии.

    В Москву от Минобороны вошли подразделения 2-й гвардейской Таманской мотострелковой дивизии, 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии, 106-я Тульская воздушно-десантная дивизия, 27-я мотострелковая бригада из Теплого Стана и отряд КГБ «Альфа», от МВД – ОМОН и часть подразделений дивизии внутренних войск им. Дзержинского (г. Балашиха).

    Северный сектор Москвы заняла Таманская дивизия, развернув на Ходынке передвижной КП командующего МВО. Кантемировская танковая дивизия отвечала за южное направление с КП на Воробьевых горах. Командирам частей приказано было в переговоры с депутатами и населением не вступать.

    Дополнительные части ВДВ, мотострелковые войска и флот были переброшены в окрестности Ленинграда, Киева, Таллина, Тбилиси, Риги.

    По распоряжению Председателя КГБ СССР В. А. Крючкова загородная дача в Архангельском Московской области, в которой находился Президент РСФСР (России) Б. Н. Ельцин, была окружена спецподразделением Альфа. В это время Ельцин узнаёт о создании ГКЧП и принимает решение прибыть в Москву в Белый Дом (Дом Верховного Совета РСФСР). Командир подразделения Альфа получает приказ не препятствовать его выезду и прибытию в Москву, что стало основной ошибкой для руководства ГКЧП.

    В Белом Доме Б. Н. Ельцин отказывается сотрудничать с ГКЧП и принимает решение о неподчинении действиям ГКЧП, назвав их действия антиконституционными. Руководство ГКЧП направляет к зданию танковый батальон 1-го мотострелкового полка 2-й Таманской дивизии под командованием начальника штаба Сергея Евдокимова.

    Днём 19 августа Армия ограничивается занятием ключевых постов на улицах Москвы. Без дальнейших решительных приказов, под психологическим давлением демонстрантов, сторонников Ельцина, происходит разложение армии и братание её на местах с демонстрантами. Танковый батальон 1-го гв. мотострелкового полка 2-й гв. Таманской мотострелковой дивизии под командованием начальника штаба Сергея Евдокимова переходит на сторону Ельцина, разворачивая свои 10 танков уже в защиту Белого Дома. Ельцин выходит к своим сторонникам и на одном из танков публично зачитывает обращение под названием «Граждане России»

    Днем 19 августа ГКЧП издал Постановление № 2 о временном ограничении перечня выпускаемых центральных, московских городских и областных общественно-политических изданий следующими газетами: «Труд», «Рабочая трибуна», «Известия», «Правда», «Красная звезда», «Советская Россия», «Московская правда», «Ленинское знамя», «Сельская жизнь» и по некоторым данным, требовал от Ельцина и его сторонников к 16 часам очистить Белый дом.

    В 17:00 в Москве в пресс-центре МИД состоялась пресс-конференция ГКЧП, показанная по телевидению. Члены комитета держались неуверенно, руки Янаева дрожали. Слова членов ГКЧП были больше похожи на оправдания (Г. Янаев: «Горбачёв заслуживает всяческого уважения…»). Янаев заявил, что начатый в 1985 году курс на демократические преобразования (Перестройка) будет продолжен, а Горбачёв находится на отдыхе и лечении в Форосе и ему ничто не угрожает. Он назвал Горбачёва своим другом и выразил надежду, что тот после отдыха вернётся в строй и они будут вместе работать.

    Вечером 19 августа по телевидению был показан другой сюжет, в котором было показано выступление Ельцина на танке напротив Белого дома, где он назвал ГКЧП путчистами и призвал народ к сопротивлению.

    19 августа 1991 года демократические организации и разрозненные граждане мощным мирным народным фронтом поднялись для отпора путчистам в Москве и Ленинграде.

    Сопротивление ГКЧП принимает форму митингов в Москве возле Белого дома и Моссовета и в Ленинграде возле Мариинского дворца. 20 августа в Москве возле Белого дома, являвшегося резиденцией российских властей состоялась демонстрация, собравшая 200 000 москвичей в поддержку Ельцина и демократии. Возле Дома Советов москвичи строят баррикады на случай возможного штурма здания, в Белом доме создаётся штаб обороны, Президент РСФСР Ельцин издает указы, переподчиняющие ему союзные исполнительные органы власти и союзную армию, назначенный Ельциным министром обороны РСФСР генерал Кобец издал указ о выводе войск из Москвы и возвращении их в места постоянной дислокации. Внутри Белого дома оборону заняли милиция, охрана Белого дома, некоторые офицеры милиции и КГБ, ветераны афганцы, вооружённые стрелковым оружием. Тысячи москвичей образовали живое кольцо вокруг Белого дома, заняли оборону на баррикадах, чтобы помешать возможному штурму.

    В Ленинграде 20 августа прошла 400-тысячная демонстрация протеста против переворота на Дворцовой площади, весь центр был заполнен людьми, и ГКЧП не решился ввести войска в Ленинград, танки и воздушно-десантные части были остановлены на подступах к городу. В дни путча в аппарат движения «Демократическая Россия», оказывавшего активное сопротивление ГКЧП, идут сотни сообщений с мест о готовности начинать массовую кампанию гражданского неповиновения.

    20 августа, в первой половине дня на утреннем заседании ГКЧП в Кремле в кабинете и.о Президента СССР Янаева было принято решение о введении комендантского часа в Москве. Члены Комитета обсудили предложение первого секретаря московского комитета партии Прокофьева сместить городское правительство во главе с Г. Поповым и его заместителем Лужковым и назначить временную администрацию. Члену Комитета А. Тизякову было поручено разослать от имени ГКЧП телеграмму в союзные республики, края и области, в которой местным властям предписывалось создать в течение 24 часов структуры, аналогичные Государственному комитету. Так же был создан штаб ГКЧП и утвержден его состав.

    Понимая, что время работает против них, члены ГКЧП с утра 20 августа приступили к подготовке силовой акции в Москве. Для выработки оперативного плана был образован штаб во главе с заместителем министра обороны СССР, генерал-полковником Владиславом Ачаловым. По приказу ГКЧП был разработан и утвержден план операции по захвату Белого дома с участием трех танковых рот, сил внутренних войск, ВДВ и спецподразделения «Альфа». Подготовили места для интернирования задержанных и госпитали для раненых. Одним из героев этого штурма должен был стать генерал Александр Лебедь, который тогда согласился участвовать в силовой операции. А военным диктатором по замыслу путчистов должен был стать генерал Владислав Ачалов (в то время первый заместитель министра обороны СССР).

    На вечернем заседании ГКЧП его участники констатируют, что события в стране развиваются не в пользу комитета, поэтому вводится прямое президентское правление в ряде регионов СССР: Прибалтике, Молдове, Армении, Грузии, в западных областях Украины, в Ленинграде и Свердловской области, а так же принято решение подготовить предложения по составу уполномоченных ГКЧП, которые могут быть направлены на места для осуществления политической линии нового советского руководств. Было принято постановление ГКЧП № 3, которым ограничивался перечень транслируемых из Москвы телерадиоканалов, приостанавливалась деятельность телевидения и радио России, а также радиостанции «Эхо Москвы».

    Вечером 20 августа в Москве объявляется комендантский час с 23.00 до 6.00. Моторизованные подразделения Таманской дивизии приступают к патрулированию центра Москвы для обеспечения комендантского часа.
    Примерно к 2.00 21 августа все подразделения штурмовой группы вышли на исходные позиции. Командиры провели рекогносцировку на местности и доложили в штаб о готовности. В рекогносцировке принял непосредственное участие генерал Ачалов, которому предстояло координировать действия группы. Для начала штурма Белого дома нужен был только приказ «вперед». Отдать такой приказ без письменного официального решения ГКЧП оперативный штаб категорически не хотел. Учитывая масштабы операции и ее вполне очевидные последствия, штаб Ачалова резонно требовал, чтобы руководство СССР взяло на себя всю полноту ответственности. Решения, подписанного хотя бы Язовым или Крючковым, в штабе Ачалова ожидали более часа. Не раз члены штаба пытались связаться с обоими. Безуспешно.

    Никто из вождей путча не решился взять на себя личную ответственность за карательную операцию и неизбежные человеческие жертвы. Ждали команды и командиры подразделений, изготовившихся для штурма. Но команда так и не поступила. Тогда около 3.00 Ачалов приказал отменить операцию и отвести подразделения из центра города. Провал карательной операции предопределял уже неизбежное поражение ГКЧП. К утру 21 августа в событиях наступил решающий перелом. В ночь с 20 на 21 августа в центре Москвы недалеко от Дома Советов происходит инцидент, в результате которого происходит столкновение моторизованного армейского патруля с защитниками Белого дома. В результате столкновения с демонстрантами, хаотичного маневрирования бронетехники и применения солдатами стрелкового оружия трое защитников Дома Советов погибли. Ожидаемый защитниками Белого дома ночью с 20 на 21 августа штурм так и не состоялся.
    К ночи 21 августа в армии наметился раскол, большинство воинских частей отказались выполнять приказы ГКЧП, военная активность чрезвычайного комитета сошла на нет. В 3 часа ночи главком ВВС Маршал Шапошников предложил Министру обороны Язову вывести войска из Москвы, а ГКЧП разогнать. 21 августа на коллегии МО, когда Язов попытался призвать подчинённых к порядку, против него открыто выступили командующие ВВС Шапошников, ВДВ Грачёв, РВСН Максимов, ВМФ Чернавин. В результате утром 21 августа Министр обороны СССР Д. Т. Язов на военной коллегии отдаёт приказ вывести из Москвы войска в места постоянной дислокации.

    Ликвидация ГКЧП и арест членов

    В 9 утра 21 августа на совещании у и. о. Президента СССР Г. И. Янаева было принято решение направить делегацию в Форос к М. С. Горбачёву в составе Лукьянова, Язова, Ивашко и Крючкова

    • около 16:00 Президиум Верховного Совета СССР под председательством главы палаты Совета Союза Лаптева принял постановление, в котором объявил незаконным фактическое отстранение президента от исполнения его обязанностей и потребовал от вице-президента отмены указов и основанных на них постановлений о чрезвычайном положении как юридически недействительных с момента их подписания.
    • 16:52: Вице-президент РСФСР А. В. Руцкой и премьер-министр РСФСР И. С. Силаев вылетают в Форос к Горбачёву. Другим самолётом в 14:15 в Крым вылетают некоторые члены ГКЧП (Крючков, Язов, Бакланов и Тизяков) вместе с Лукьяновым для переговоров с Горбачевым, однако тот отказывается их принимать.
    • 17:00: На президентскую дачу в Крым прибыла делегация ГКЧП. М. С. Горбачёв отказался её принять и потребовал восстановить связь с внешним миром.В это же время и. о. Президента СССР Янаев подписал указ, в котором ГКЧП объявлялся распущенным, а все его решения — недействительными, и сложил с себя президентские полномочия.
    • 22:00: Генеральный прокурор РСФСР Валентин Степанков выносит постановление об аресте бывших членов ГКЧП.

    22 августа

    • В 00:04 по московскому времени Михаил Горбачёв возвращается из Фороса в Москву вместе с Руцким и Силаевым на самолёте Ту-134. Крючков, Язов и Тизяков после прилёта из Фороса были арестованы.
    • В 6 часов утра вице-президент Геннадий Янаев был задержан в своем рабочем кабинете и доставлен в прокуратуру РСФСР.
    • В 10:00 состоялось заседание Президиума Верховного Совета СССР под руководством председателей палат ВС СССР И. Лаптева и Р. Нишанова. Президиум дал согласие на привлечение к уголовной ответственности и арест народных депутатов СССР Олега Бакланова, Василия Стародубцева, Валерия Болдина, Валентина Варенникова и Олега Шенина

    Члены распущенного ГКЧП и лица, активно содействовавшие им, были помещены в тюрьму «Матросская тишина». 14 января 1992 года следствие по делу ГКЧП было завершено, а 7 декабря того же года материалы дела были переданы генеральному прокурору России для утверждения обвинительного заключения. Ровно через неделю оно было подписано. К январю 1993 года после окончания следствия и ознакомления с томами уголовного дела все обвиняемые были освобождены из-под стражи под подписку о невыезде.

    Судебное разбирательство

    Процесс по делу ГКЧП начался 14 апреля 1993 года. Процесс начался с выступления судьи Анатолия Уколова, который напомнил, что бывшие члены ГКЧП обвиняются в измене Родине. Подсудимые же начали с заявления об отводе всего состава Военной коллегии, и Уколова тоже. Мотивировали они своё заявление тем, что российский суд не является правопреемником Верховного Суда СССР и не вправе рассматривать дела высших чинов бывшего СССР. Стороны пытались заявить отвод всему составу государственных обвинителей под руководством Эдуарда Денисова. Адвокаты предложили рассмотреть дело в суде присяжных. Генрих Падва, адвокат Лукьянова, выразил мнение, что судьи могут быть заинтересованы в деле, а военному судье «будет сложно оценивать показания своего начальника» — министра обороны России Павла Грачева, который является одним из свидетелей обвинения. После перерыва военная коллегия отклонила ходатайства подсудимых и их адвокатов по отводу состава суда. Уколов сообщил, что Военная коллегия «не усматривает законных оснований» для удовлетворения этих требований. Он подчеркнул, что Верховный суд России — полномочный правопреемник Верховного суда СССР. Поэтому ходатайство подсудимых и их адвокатов о создании специального межгосударственного суда или суда присяжных для рассмотрения дела ГКЧП также было отклонено. В заключение Уколов заметил, что Павел Грачев для судей Военной коллегии «непосредственным начальником не является». Лукьянов же заявил, что если суд не удовлетворит его требование, то он откажется давать показания. После принятия 23 февраля 1994 года постановления Государственной Думы Федерального Собрания «Об объявлении политической и экономической амнистии» Военная коллегия Верховного суда РФ пришла к выводу о необходимости прекратить производство по «делу ГКЧП». Однако вышестоящая судебная инстанция отменила это решение и вернула дело на новое рассмотрение.

    6 мая 1994 года процесс над «гэкачепистами» завершился. На всех подсудимых была распространена амнистия, а несогласный с этим решением генерал армии В. И. Варенников был 11 августа 1994 года оправдан за отсутствием состава преступления. Как писал Варенников, остальные подсудимые приняли амнистию, чтобы поддержать первое самостоятельное решение нового российского парламента. Принявший амнистию Олег Шенин написал письмо в Госдуму, в котором заявил, что не признает свою вину. Дмитрий Язов утверждал, что не смог отказаться от амнистии, как его заместитель Варенников, потому, что в противном случае он был бы осужден за порчу асфальта на улицах Москвы танками. Геннадий Янаев так объяснил, почему согласился на амнистию: надо по-человечески понимать ситуацию. Полтора года немолодые люди просидели в тюрьме. При этом мы знали, что у высшего российского руководства есть твердое намерение довести процесс до конца, подвести нас под «вышку». Да и Ельцин пошел на амнистию, чтобы скрыть свои преступные действия в Белом доме в 1993 году. Ведь амнистия была объявлена не только нам.

    «Соучастники» и «сочувствующие»

    После провала ГКЧП, помимо его членов, были привлечены к уголовной ответственности и взяты под стражу некоторые лица, по мнению следствия, активно содействовавшие ГКЧП. Среди «соучастников» фигурировали:

    • Агеев Гений Евгеньевич — генерал-полковник, первый заместитель председателя КГБ СССР.
    • Ахромеев Сергей Фёдорович — Маршал Советского Союза, советник Президента СССР М. С. Горбачёва по военным делам.
    • Болдин Валерий Иванович — заведующий Общим отделом ЦК КПСС, руководитель Аппарата Президента СССР.
    • Варенников Валентин Иванович — генерал армии, Главнокомандующий Сухопутными войсками, заместитель Министра обороны СССР.
    • Генералов Вячеслав Владимирович — генерал-майор, начальник охраны резиденции Горбачёва в Форосе
    • Лукьянов Анатолий Иванович — председатель Верховного Совета СССР; его обращение транслировалось по ТВ и радио вместе с основными документами ГКЧП.
    • Медведев Владимир Тимофеевич — генерал-майор, начальник охраны Горбачёва.
    • Шенин Олег Семёнович — член Политбюро ЦК КПСС, секретарь ЦК КПСС.
    • Прокофьев Юрий Анатольевич — член Политбюро ЦК КПСС, 1-й секретарь МГК КПСС.
    • Калинин Николай Васильевич — генерал-полковник, командующий Московским военным округом, военный комендант от ГКЧП в Москве.
    • Кручина Николай Ефимович — управляющий делами ЦК КПСС.
    • Грушко Виктор Фёдорович — генерал-полковник, первый заместитель председателя КГБ СССР.
    • Купцов Валентин Александрович — 1-й секретарь ЦК КП РСФСР, секретарь ЦК КПСС, заведующий отделом ЦК КПСС по работе с общественно-политическими организациями.

    Лидер ЛДПР (во время описываемых событий — ЛДПСС) В. В. Жириновский публично поддержал ГКЧП и назвал их противников «отбросами общества», но к ответственности не привлекался, так как в момент событий не занимал никакой государственной должности.

    После поражения и самороспуска ГКЧП покончили с собой министр внутренних дел СССР Б. К. Пуго (вместе с женой), Маршал Советского Союза С. Ф. Ахромеев и управляющий делами ЦК КПСС Н. Е. Кручина; последний никак не фигурировал ни в документах ГКЧП, ни в его деятельности. Пассивную поддержку ГКЧП, в виде одобрения его действий, оказали также Кабинет Министров СССР (за исключением Н. Н. Губенко) и большинство членов Политбюро ЦК КПСС (против выступили Е. Строев и Г. Семёнова).

    Согласно воспоминаниям Ю. А. Прокофьева, в подготовке решений ГКЧП и доведении их до государственных органов принимал участие секретарь ЦК Ю. А. Манаенков, который, однако, позднее к ответственности не привлекался.

    Руководители республиканских органов власти в большинстве случаев не вступали в открытую конфронтацию с ГКЧП, но саботировали его действия. Открытую поддержку ГКЧП высказали Председатель Верховного Совета Белоруссии Н. И. Дементей, 1-й секретарь ЦК Компартии Украины С. И. Гуренко, а противниками ГКЧП заявили себя руководители России — Б. Н. Ельцин и Киргизии — А. А. Акаев. В прибалтийских республиках в поддержку ГКЧП выступило руководство утративших к тому времени власть Компартии Литвы (КПСС) (М. Бурокявичюс), Компартии Латвии (А. Рубикс), а также Интердвижение Эстонии (Е. Коган). Интересно, что один из наиболее сепаратистски настроенных лидеров республик, президент Грузии З. Гамсахурдиа, поначалу полностью подчинился требованиям ГКЧП. В интервью 23 августа с CNN он на вопрос журналиста о роли Горбачева в путче ответил:

    Мнение бывших участников ГКЧП

    Анатолий Лукьянов:

    Геннадий Янаев:

    Владимир Крючков:

    Валентин Павлов:

    Отображение в искусстве

    Дополнительные факты

    Организаторы ГКЧП Крючков, Болдин и секретарь ЦК КПСС по оборонной промышленности О. Д. Бакланов состояли в одном дачном кооперативе. Существует мнение, что это дало им возможность общаться вне службы, вырабатывая общий подход к ситуации в стране и планировать совместные действия.

    Некоторые считали, что история ГКЧП очень похожа на историю Капповского путча в Германии в 1920 году.

    19 августа 2016 года в годовщину образования ГКЧП, действительный государственный советник юстиции и бывший Генеральный прокурор СССР Александр Сухарев высказал правовой анализ, указав что ГКЧП был создан в соответствии с требованием действующей статьи 127.7 Конституции СССР и был законным государственным органом, а заговорщиками следует считать группу Бориса Ельцина.

    Конституция СССР статья 127.7 Если президент СССР по тем или иным причинам не может далее исполнять свои обязанности, впредь до избрания нового президента СССР его полномочия переходят к вице-президенту СССР, а если это невозможно – к председателю Верховного Совета СССР. Выборы нового президента СССР при этом должны быть проведены в трехмесячный срок.

    Подпишитесь на свежую email рассылку сайта!

    Читайте также