Роль мировоззрения в познании

Сентябрь 26, 2015 / Комментарии 0

Итак, первая и основная функция мировоззрения — регуляция практической деятельности субъекта (личности, группы, класса). Необходимость такой регуляции обусловливает в значительной мере и сам ход формирования мировоззрения. Сложившееся мировоззрение охватывает своим «контролем» все сферы жизнедеятельности субъекта, включая и процесс познания объективной реальности. Это выражается в том, что оно дает субъекту общую схему и способы переработки всей поступающей к нему информации. Обсуждение этой стороны мировоззренческой проблематики представляется особенно актуальным в связи с фактом лавинообразного нарастания информационных потоков.

Необходимость анализа мировоззрения с указанных позиций диктуется помимо внутренней логики проблемы и тем обстоятельством, что современные буржуазные исследователи делают попытки трактовать некоторые категории марксистской философии с точки зрения системноинформационного подхода. Например, Ф. Гейер предлагает рассматривать отчуждение как общее понятие, указывающее на различные виды нарушений в процессе передачи информации, различные отклонения от оптимального функционирования человека как системы обработки информации. Хотя проблема отчуждения, бесспорно, имеет информационный аспект, вряд ли она целиком может быть сведена к нему.

Проследив, хотя бы в самых общих чертах, процесс получения человеком представлений и понятий о мире, составляющих, как принято считать, его мировоззрение, мы прежде всего обнаружим, что ни один человек не изучает непосредственно, эмпирически «мир в целом». Большую часть знаний он получает из самых различных источников — книг, радио, телевидения, бесед с другими людьми и т. д Во всех этих случаях он имеет дело не непосредственно с явлениями, а с их отображением, уже прошедшим через сознание людей и «записанным» в памяти общества. Существование субъекта в информационном поле — общая закономерность, которая действует как в процессе формирования, так и в процессе развития и функционирования мировоззрения.

Наиболее существенная часть процесса переработки информации человеком, как уже говорилось, протекает на базе двух исходных знаковых систем — изображения и устной речи, а также различных их комбинаций. Перевод информации в знаковую форму позволяет выявить такие ее характеристики, которые легче поддаются классификации, оценке и отбору. Следовательно, условием такого индивидуального оперирования является перевод информации в общезначимую, социальную форму.

С учетом изложенного выше процесс функционирования мировоззрения в качестве метода познавательной деятельности можно понимать как процесс взаимодействия индивида с объективно существующей системой социальной памяти, с системой объективированных, воплощенных в знаковых образованиях знаний. Даже если представить процесс развития и функционирования мировоззрения как пассивное усвоение индивидом определенного количества информации, циркулирующей в обществе, то все равно возникает вопрос о природе селективного механизма, который отбирал бы из всего потока поступающей к человеку информации ту, которая войдет в его мировоззрение. Однако в силу активности процесса сознательного отражения правильнее говорить не только о механизме отбора, но и о механизме переработки информации, активной ее ассимиляции индивидом.

Какова же природа этого механизма? При характеристике процесса формирования методов практической деятельности субъекта отмечалось, что сущность этих методов определяется содержанием знаний, на основе которых они формируются. Ta же самая связь имеет место и в процессе формирования методов познания. Способ, каким осмысливается и организуется вся вновь поступающая информация, зависит от исходных взглядов, с необходимостью формирующихся в массовом сознании под влиянием общественных отношений как объективных условий существования людей.

Какие же взгляды оказываются наиболее важными для формирующегося мировоззрения? Очевидно, те, которые отображают наиболее важные для практической деятельности субъекта стороны объективной действительности. Согласно материалистическому пониманию истории, самой важной стороной общественной жизни являются отношения производства материальных благ и отношения производства самого человека. Отображение этих сторон общественной жизни и составляет ядро мировоззрения, ту его основу, которая выступает средством организации и истолкования всей прочей информации, поступающей к субъекту. «He сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание». Очевидно, этот тезис имеет силу и применительно к мировоззрению. Попытаемся проследить, хотя бы очень бегло, как исторически сменявшиеся типы мировоззрений детерминировались определенными сторонами материального производства. Этот исторический экскурс тем более необходим, что «процесс воспитания (включая и формирование мировоззрения. — В. К.) есть в конечном счете процесс сокращенного и рационализированного воспроизведения развития человечества в развитии отдельных индивидов, социального филогенеза в социальном онтогенезе».

Как известно, на первых этапах родового строя господствовало мифологизированное общественное сознание. Основной особенностью такого сознания было перенесение общинных кровнородственных связей на мир в целом. «В эпоху общинно-родовую, — пишет А. Ф. Лосев, — для всякого мышления понятнее всего именно родовые отношения… Когда такое мышление пытается понять окружающую природу, то родовые отношения одушевленных существ прямо переносятся на весь окружающий мир, так что весь мир является как бы огромной родовой общиной».

Люди той эпохи (не сознавая этого) видели мир через призму кровнородственных связей, воспроизводили их систему в другом (мыслительном) материале, включая в нее элементы как рационального, так и фантастического осмысления явлений. Изучение материальных общественных отношений родового строя и обусловленных ими форм сознания позволило выявить некоторые особенности этой детерминации. Исследователи родового строя установили, что, во-первых, кровнородственные связи имели не только биологическую, но и социальную природу; во-вторых, осознавались эти связи (и соответствующая им структура) именно как кровнородственные; в-третьих, в таком виде они переносились на мир в целом, служили средством познания и объяснения мира. Знание о социальной структуре общества, полученное в повседневной практике, становилось, таким образом, средством познания всех других явлений, механизмом переработки всей получаемой человеком информации. Новая информация организовывалась в соответствии со схемой кровнородственных связей.

Подобные переносы знания об одних явлениях на другие вообще характерны для процесса познания. И на последующих этапах общественного развития сохранилось отмеченное взаимодействие, но уже при изменении конкретного содержания самой информации. Осознание фундаментального значения социальных отношений было неадекватным (превращение формы сознания). Вместе с тем эти превращенные формы выполняли функцию средств переработки информации о других (чаще всего несоциальных) явлениях. Ссылку на неадекватность воспроизведения социальных отношений в сознании нельзя понимать как недетерминированность и произвольность его форм. Наоборот, способы и формы осознания явлений действительности с необходимостью детерминированы объективно значимыми социальными связями, выдвинувшимися на первый план в результате прогрессивного развития общества.

Знание об основных компонентах социальной структуры общества служит схемой переработки информации о всех других социальных и природных связях и отношениях. Соотношение здесь аналогично тому, которое существует между теорией и методом познания в современной науке. Научная теория, когда она создана, начинает функционировать как средство дальнейшего познания объектов, которые описываются данной теорией. Причем сфера применимости теории часто существенно расширяется. Теория не только раскрывает сущность тех или иных явлений, объясняет их, но и становится мощным инструментом научного исследования. Она при этом выступает как схема организации больших массивов информации, полученной на эмпирическом уровне.

Такое представление дает возможность проанализировать исторические этапы развития познавательной деятельности человека в связи с изменением мировоззренческих установок. В частности, переход от мифологического к метафизическому типу мышления, метафизическому воззрению на мир объясняется качественно новым этапом общественной жизни. Начало перестройки связано с переходом от родового строя к рабовладению, изменившим социальную структуру и социальные связи общества. В мифологизированном сознании и реальное оперирование с чувственнопредметными элементами производства, и различного характера ритуальные действия представлялись как равнозначащие и обязательные компоненты процесса труда. «Техника и технология в структуре архаических социальных организаций не осознавалась в качестве самостоятельного феномена». Технологические процессы, «растворенные в системе «естественных» действий, не могли быть организованы в такую упорядоченную систему технических средств, которые могли бы подвергаться сознательному совершенствованию и развитию».

Лишь постепенно, в ходе длительного развития и совершенствования производства выявлялись объективные связи этого процесса. Д. Д. Фрэзер, рассматривая переход от магии к религии, пишет: «Co временем проницательные люди, должно быть, заметили, что в действительности магические обряды и заклинания не приносят результатов, на которые они рассчитаны… Люди увидели, что принимали за причины то, что таковыми не являлось, поэтому все их старания действовать с помощью этих воображаемых причин оказались тщетными. Мучительный труд затрачивался даром, пытливая изобретательность расточалась бесцельно». Различие между магией и религией, доходящее, по Фрэзеру, до противоположности, не исключает наличия у них общих черт. Одна из таких общих черт — ритуал, представляющий собой определенную последовательность (комплекс) стандартных действий, включенных в процесс производства, но объективно не связанных с предметом труда.

Отделение духовного производства от материального обусловило возможность (и необходимость) подходить к материальному производству и с технологической стороны. Технология, когда ее рассматривают дифференцированно от других социальных параметров материального производства, легче поддается рационализации. Возможно, именно это обстоятельство обусловило некоторые черты представлений о мире древнегреческих философов. Побуждаемые социальными причинами к борьбе против господства мифологизированного взгляда на мир, они стали представлять мир в целом как аналог технологического процесса.

Обостренное внимание к технологии стало (уже в новое время) стимулом развития естественных наук. Сложившиеся на этом этапе методы естествознания были обусловлены социальными факторами. Основные приемы познания науки того времени имели ярко выраженную аналитическую направленность (разложение сил в механике, анализ в химии). Как только наука (одна из наук, например механика) достигла некоторого совершенства, ее методы стали образцом научного исследования любых закономерностей (а не одних механических). Сформировался метафизический подход к объяснению явлений не только природы, но и общества.

Можно представить этот процесс в виде ряда переходов, превращений, конечный этап которых зафиксирован в форме определенного — метафизического мировоззрения. Первым звеном такой цепи выступают особенности процесса материального производства — расчленение, разделение трудовых операций и самого предмета труда. Второе звено — воспроизведение этой особенности в определенных социальных отношениях и затем в сознании (и поведении) людей. Третье звено — формирование естественных наук, которые переносят способ осознания социальной действительности (точнее, части этой действительности — материального производства, взятого с технологической стороны) на природу. И наконец, круг замыкается — метафизический подход обращается на само общество в целом.

Основная черта метафизического метода — расчленение мира или любого фрагмента действительности на части и изучение, исследование этих частей (вещей, предметов) в их неподвижности и обособленности. По своей сути это рационализированное воспроизведение структуры технологических процессов вообще и в особенности характерных для мануфактуры.

Источник метафизического подхода к объяснению мира лежит в особенностях процесса материального производства. Ho этот процесс, с какой бы стороны мы его ни взяли, — явление изначально социальное. Хорошо известно, что, взятая в целом, в общем, технологическая сторона производства обусловливает социальную структуру общества и ее воспроизведение в сознании людей.

«Технология, — отмечал К. Маркс, — вскрывает активное отношение человека к природе, непосредственный процесс производства его жизни, а вместе с тем и его общественных условий жизни и проистекающих из них духовных представлений. Даже всякая история религии, абстрагирующаяся от этого материального базиса, — некритична. Конечно, много легче посредством анализа найти земное ядро туманных религиозных представлений, чем, наоборот, из данных отношений реальной жизни вывести соответствующие им религиозные формы. Последний метод есть единственно материалистический, а следовательно, единственно научный метод». Как видим, К. Маркс считает необходимым не просто обнаружить связь тех или иных форм общественного и индивидуального сознания, того или иного воззрения на мир с материальными отношениями. «Единственно научный метод» предполагает, по К. Марксу, выведение из «данных отношений реальной жизни» соответствующих мыслительных форм.

Ho такой взгляд стал возможным уже с более высоких мировоззренческих позиций, именно с позиций диалектического и исторического материализма, рассматривающих различные стороны общественной жизни как взаимосвязанные и взаимообусловленные, а само общество — как сложную развивающуюся систему, имеющую целую иерархию структурных уровней и функций. Переход к системно-историческому, «формационному» представлению общества можно рассматривать как более высокий этап развития социального знания. На этом этапе основанием, источником такого знания становится не какая-то одна сторона общественной жизни, а совокупность общественных связей и отношений, в которой выделяются связи фундаментальные, системообразующие.

Конечно, общество в любую эпоху своего развития представляет собой сложную самоуправляемую систему. Однако его системные связи и отношения выдвигаются на первый план, становятся «видимыми» лишь на определенном этапе — этапе господства капиталистического способа производства. На этом этапе технологическая сторона процесса производства в какой-то мере теряет роль призмы, через которую люди смотрят на природу и общество. Теперь уже не знание о технологических параметрах производства, а знание о складывающейся в процессе производства между людьми системе («совокупности») общественных отношений становится методологической основой познания общества. Такой подход и был, как известно, реализован К. Марксом. Он выражается «в рассмотрении социальных явлений через базисные свойства соответствующей формации, т. е. через отнесение их к определенной системе и обьяснение в рамках законов этой системы».

Разумеется, описанными связями между практически-предметной, трудовой и познавательной деятельностью человека не исчерпывается диалектика их взаимодействия. Это лишь одно из звеньев такого взаимодействия, включающее в качестве своей основы не только технологическую сторону процесса производства, но прежде всего складывающиеся в нем материальные общественные отношения. Исследование этого звена позволяет выявить еще одну сторону диалектической взаимосвязи практики и познания, реализуемой в мировоззренческих установках личности, группы, класса.

Подпишитесь на свежую email рассылку сайта!

Читайте также