Поводы для сватовства и заключения брака и отбор при выборе супружеской пары

Март 1, 2015 / Комментарии 0

Мужчине нужна помощница, которая приносила бы хворост из леса и воду из источника или колодца, собирала бы съедобные корешки и рвала ягоды, разжигала или хранила бы огонь, работала в саду или на небольшом поле. Женщине нужен защитник и помощник, охотник или пастух, который добывал бы мясную пищу. Оба пола нуждаются друг в друге, так как снабжение человека всем необходимым основано на семейной жизни и разделении труда. В таких более или менее условиях в Европе до сих пор живут крестьяне. Поэтому семья в таком почёте у крестьян.

Мужчина без рожденных в браке детей не считается полноценным человеком, а в государстве — полноценным гражданином; его начинают уважать только как отца семейства; у холостяка не останется никого, кто после смерти будет чтить его душу, его тень, почитать его, как духа предка. Бездетных женщин презирали: только жена и мать считалась полноценным человеком. У многих племен умершего холостяка родственники с обеих сторон сочетали браком с умершей незамужней женщиной, чтобы из двух умерших получились полноценные люди; или отец брал вторую жену за своего умершего холостым сына и рожденные от этой жены дети считались детьми этого сына. Женитьба после смерти умерших холостяков практиковалась в Индии пришедшими туда ариями; и в современной Индии выдают замуж умерших девушек. У многих племен брак считается полноценным только после рождения ребенка; только после этого мужу оказывается полный почет. Многие народы дают холостякам презрительные прозвища. Над ними — за исключением священников и колдунов издеваются даже на их похоронах.

У индоевропейцев безбрачие означало несчастье и безбожие. У них были законы об обязательности брака. Священный огонь очага символизировал долговечность семьи, его богиней была Гестия у греков и Веста у римлян; сходные обычаи существовали и у германцев. От очага в доме отца сын зажигал свой собственный очаг, когда женился. Культ предков играл очень большую роль, на примере греков и римлян это показал Фюстель де Куланже. Клисфен в борьбе с аристократией поделил Аттику не по территориям родовых союзов, а поперек их на отдельные округа. Он подрубил тем самым корни аристократии.

До сих пор культ предков сохраняется у китайцев; молодой китаец должен жениться. Если жене китайца 40 лет и у неё нет детей, он должен взять вторую жену. Культ предков связывает поколения.

У первобытных народов, кроме жрецов и колдунов, холостяками остаются только лентяи, бедняки, уроды, слабоумные и выродки, особенно у народов с полигамией в форме многоженства; более способные, как правило, отбирают жен у неспособных. Каждый работоспособный человек женится, здоровые холостяки среди первобытных народов не встречаются. Многие племена даже заботятся о том, чтобы вдовцы не оставались вдовцами, а вдовы — вдовами. Отсюда такие институты как левират и сорорат. Левират (от латинского слова, обозначающего брата муж), это женитьба мужчины, даже женатого, на вдове умершего брата; сорорат (от латинского слова «сестра») — женитьба женатого мужчины на сестре или на сестрах своей жены, у одних племен при её жизни, у других — после её смерти.

У всех первобытных народов брак является почти принудительным, как и у культурных народов на ранних этапах их развития. Только на более высоком уровне цивилизации или на её закате эта принудительность ослабевает. Это относится и к чисто сексуальной стороне брачной жизни. У многих «диких» племен удовлетворение полового инстинкта возможно только в браке. Проституция в широких масштабах появляется только в более развитых обществах, у тотемистических охотничьих племен. У большинства первобытных народов есть строгие ограничения сексуальной нравственности, многие племена карают добрачные половые связи или требуют воздержания до брака, как апачи в штате Нью-Мехико, ведда на Цейлоне, кумби в Центральной Индии и племена островов Амфлет у юго-восточного побережья Новой Гвинеи. Кроули называет другие племена. За рождение внебрачных детей карали обеих родителей. Нарушение обычной нравственности и внебрачные связи допускались на праздниках и ограничивались определенными случаями и временем. Таким образом, люди, в основном, удовлетворяли свои половые инстинкты в законном браке.

Если рассматривать перечисленные поводы для брака, которые я называю, в основном, по Вестериарку, хотя и не в том порядке, то это будут взаимные симпатии людей разного пола, потребность во взаимной поддержке в жизненной борьбе и желание иметь потомство. Последнее желание тем больше преобладает, чем древнее культура данного народа. Это неудивительно, потому что в борьбе за существование в доисторические времена выживали такие группы людей, в которых генетически было заложено сильное желание иметь потомство. По крайней мере к народам и племенам с более простой культурой можно отнести слова Турнвальда: «При создании семьи на первом плане — забота о продолжении рода, как непобедимый инстинкт». Для индоевропейцев Э. Герман сформулировал это правило так: главной целью заключения брака у древних индоевропейцев было рождение сына, который приносил бы жертвы предкам.

Хотя забота о потомстве играет главную роль, было бы неверно считать голый половой инстинкт первым стимулом брака, как это часто делается и как объясняют происхождение брака и семьи психоаналитики. Ho брак и семью нельзя толковать, исходя из какого-то «пансексуализма». Брак это нечто большее, чем поле для удовлетворения половых инстинктов. В XIX и начале XX века на брак на Западе смотрели не так, как ванн де Вельде в своих книгах, получивших широкое распространение после Первой мировой войны. То правило, что брак не сводится к одному половому инстинкту, подтверждается примерами более простых культур внеевропейских народов и доисторическим периодом и ранней историей самих европейских народов.

Половой инстинкт как таковой у многих племен находит проявление во время определенных праздников и игр в виде символических действий и выражения дружбы. Он может проявляться отдельно от семейной жизни, но всегда в рамках определенных обычаев. При любой форме брака половой инстинкт вступает в конфликт с другими инстинктами и силами и нельзя сказать, что он побеждает в этом конфликте. Малиновский правильно сказал, что брак нигде и никогда не сводился к одному сексу и ни один народ не разрешал людям разных полов сожительствовать и иметь детей без законного оформления. Нельзя объяснять брак ни одним половым инстинктом, ни одними экономическими причинами, о чем ниже. Предварительным условием возвышения человеческой культуры над животным уровнем является самообладание отдельных людей и групп. Энергия человеческих групп, необходимая для создания культуры, сразу же ослабевает, как только эти группы получают возможность полностью удовлетворять все свои желания. Это показал Анвин в своей книге «Секс и культура». Прежние представления, восходящие к Руссо и романтикам, что первобытные народы живут в условиях половой разнузданности, не подтверждаются этнографией. Наоборот, многие племена строго ограничивают половую жизнь, так как борьба с суровыми условиями существования требует от них больше сил, чем от культурных народов.

Именно первобытные народы не объясняют свои формы брака одним половым инстинктом. Над браком у них довлеет не человеческий, а божественный порядок. У индоевропейцев брак был частью божественного миропорядка, который у индусов назывался «рита», у персов «урто» или «аша», у эллинов «космос» или «мойра», у римлян «рацио»; у германцев этому соответствовали представления о Мидгарде и Орлоге. В Кодексе Юстиниана брак назван сочетанием божественного и человеческого права. Такие представления определяли значение слова «брак»: вечный закон в рамках разумного устройства жизни.

Сватовство и выбор супружеской пары являются одновременно процессом отбора. Слабые, больные, безобразные и уродливые люди устранялись этим отбором, если только они не происходили из богатых семей. Отбор при этом мог быть сознательным или бессознательным, ориентированным на образцы способностей и красоты, причем эти образцы у разных племен были разными. Ho многие племена осознавали значение отбора при выборе супружеской пары. Он должен был способствовать улучшению породы, т.е. приумножению высококачественных задатков племени. Исторические народы тоже руководствовались образцами для отбора и утратили их лишь в позднюю эпоху. Идеал способного, благородного и красивого человека определял выбор супружеских пар у индоевропейцев в бронзовом и железном веке. В истории индоевропейских народов, в их сказаниях и поэзии прослеживаются принципы отбора; и молодой человек, и девушка должны были происходить из уважаемых семей. У индоевропейцев идеалом был человек нордической расы, у других народов Земли образцовыми считались иные физические и психические черты. Множество свидетельств этого собрали Говард, Вестермарк и Плосс-Бартельс. Признаки мужской красоты у стоящего на низком уровне племени педи из группы банту в Трансваале, которые учитываются при выборе супруга, описал Анри Жюно. В. Лебуельтер подробно описал, как по представлениям горного пленении дана в стране гереро (Юго-Западная Африка) должна выглядеть красивая и способная девушка их племени.

С обрядами сватовства у многих племен связан сознательный или бессознательный отбор. Взаимный обмен подарками часто позволяет судить о способностях, искусности, уме, храбрости и художественном вкусе дарящих, об их качествах в роли хозяина или хозяйки дома. У даков на Борнео молодые обмениваются подарками собственного изготовления. Девушки дарят пояса и ножны для мечей или ожерелья, юноши — бамбуковые сосуды, рукоятки кожей, весла или флейты. Женщины племени вангони в Восточной Африке вдохновляют мужчин на боевые подвиги: молодая девушка ожидает от своего жениха, что он первым ворвется во вражеское укрепление, так как она хочет выбрать самого смелого. Добыча победителей, даже отрубленные головы врагов, доказывает мужество, которое девушка требует от своего жениха. У индейцев пима в Аризоне девушка выбирает согласно матриархальным обычаям женатого мужчину. Этот выбор объясняется тем, что таким способом можно избежать браков с ленивыми мужчинами. Идеал девушек — высокий, сильный мужчина, темнокожий и не очень толстый. Ho у того же племени девушку испытывает мать выбранного ею мужчины — хорошая ли она хозяйка.

В целом у многих племен, как показал Вестермарк, выбор супругов ориентирован на то, чтобы девушки выбирали, по возможности, самых храбрых, искусных и красивых мужчин, которые будут хорошими защитниками и кормильцами, охотниками, рыбаками и рабочими. Обычно менее способные мужчины получают неполноценных девушек и оставляют меньше, часто гораздо меньше детей, чем наследственно полноценные мужчины и женщины.

Подпишитесь на свежую email рассылку сайта!

Читайте также