Неправильный выбор супружеских пар как одна из главных причин распада браков в наше время

Март 2, 2015 / Комментарии 0

В годы после Первой мировой войны книжный рынок был переполнен книгами, которые описывали разрушение брачной жизни у западных народов и либо указывали средство спасения брака и семьи на Западе, либо предрекали конец существующей формы брака и семьи. Могло показаться, будто в Германии, Франции и Англии, а также в США вдруг поняли, что с браком и семьей что-то неладно и либо они не соответствуют требованиям «нового» времени, либо вообще устарели. Если американцы Г. Гамильтон и К. Макгован еще задаются вопросом, что именно неладно с браком, то их соотечественник В. Калвертон уже пишет о «банкротстве» брака, а английский этнограф Р. Бриффолт в предисловии к книге Калвертона предрекает переход западного брака к матриархальным, более рыхлым формам. Следует отметить, что брак и семья стали считаться «проблемой» не только после Первой мировой войны. В 1893 г. когда «либеральный» порядок буржуазного мира еще казался незыблемым, итальянец П. Мантегацца писал: «Брак в его нынешнем виде является неудачной формой и требует радикальных изменений». Накануне войны, в 1913 г. барон фон Паунгартен выпустил сборник статей «Проблема брака в наше время», который свидетельствует о том, что эта проблема стояла уже тогда. Накануне войны еврейские писатели и писательницы вещали о «сексуальном кризисе», а марксисты, радикальные феминистки и разного рода «исправители мира» не только описывали крах «буржуазного брака», но и приветствовали этот крах во имя «освобождения человечества» и построения «общества будущего». Возникали группы, которые проповедовали «новую этику» и «новую сексуальную мораль».

Мировая война прервала эти дискуссии. Ho вернувшиеся с войны солдаты обнаружили, что их жены им изменяли; другие вернулись с венерическими болезнями; тысячи скоропалительных браков, заключенных после войны, распались, когда безработица, жилищный кризис, лихорадочная погоня за удовольствиями стали разрушать общество, и для одних свой дом и семья стали недостижимой целью, а для других пережитком. В результате за 15 лет, прошедших после войны, появилась огромная литература о браке и семье. В Англии принялись оживленно обсуждать вопросы, о которых в викторианскую эпоху не было принято говорить вслух. Правда, английские авторы не внесли заслуживающих внимания предложений относительно исправления общественных пороков, зато в США вышел ряд серьезных работ о смысле, ценности, кризисе и обновлении брака и семьи. Ни в одной европейской стране нет такой работы по истории семьи, как «Социальная история Американской семьи» А. Кэлхауна.

Когда после мировой войны упадок нравственности и распад семьи стали явными, причем распад этот продолжается до сих пор и продлится еще многие годы, если не десятилетия, запестрели такие рубрики как «кризис брака», «кризис добродетели», «сексуальный кризис» и даже «сексуальная катастрофа». Врачи и судьи заговорили об «эпидемии абортов». Снижение рождаемости, которое началось в Германии в 80-х годах XIX века, после войны приняло форму резкого спада. Число разводов в этот период возросло настолько, что заговорили о «половодье разводов». В настоящее время больше всего разводов в США, за ними следуют Германия (с Австрией), Дания, Эстония, Латвия, Швейцария и Венгрия. В 1935-37 годах в Германии снова резко увеличилась частота разводов.

Одни рекомендовали в качестве противовеса открытый переход к свободной любви, к «дружбе», вошедшей в моду со времен мировой войны, и законодательную отмену всего, что еще оставалось от семьи и брака. Другие считали, что брак и семью можно спасти путем обучения «гигиене половой жизни» на практике. Некоторые ожидали, что «дружеские», «пробные» или «временные» браки сделают более чистой половую жизнь молодежи, нуждающейся в удовлетворении половой потребности, и вновь укрепят брак и семью. Подобные идеи внесли путаницу во все представления о половой жизни, браке и семье, которую нескоро удастся распутать.

Авторы многих книг на эту тему исходили из того, что брак и семья распались, поэтому лучше всего устранить то, что от них еще осталось. Эти авторы указывали на многие примеры несчастливых браков, но не замечали, что есть много и счастливых. Торстен Болин сообщает, что по данным опроса, проведенного в 1930 г. одной шведской газетой среди врачей и чиновников, ведающих разводами, более половины всех браков, заключенных в Швеции, следует считать несчастливыми. Один чиновник из Стокгольма сказал Болину, что в кругу своих знакомых он не знает ни одного счастливого брака. Болин возразил, что его собственный опыт говорит об обратном. Распад семьи в Стокгольме и других шведских городах еще не является свидетельством распада шведской семьи вообще. Ситуация в больших городах имеет свою специфику.

В своих лекциях о половой жизни, выборе супружеской пары и семье я стараюсь покончить с путаницей в этих вопросах, опираясь на идеи наследственности, отбора и улучшения породы. При этом я сознаю, насколько влияние современности и экономических условий угрожает семейной жизни и как трудно будет заложить основы нового порядка в половой жизни и семье. Причин современного распада семьи и несчастных браков так много, что никто не может предложить панацею для излечения всех недугов. Ho у меня создалось впечатление, что одна из главных причин неудачи многих браков это неправильный выбор супружеской пары. Было бы больше удовлетворительных или счастливых браков, если бы двое, выбирая друг друга в супруги, действительно подходили друг другу, дополняли друг друга, могли осчастливить друг друга. Несчастье в браке, в значительной мере, — результат неправильного выбора, следствие встречи двух людей разного пола, из которых либо один вообще непригоден к браку, либо не может осчастливить своего избранника или избранницу. He брак как таковой, а неправильный выбор делает многие браки несчастными. Это вытекает из анализа всех вопросов, связанных с разводами. Из частоты разводов в западных странах нельзя делать вывод о порочности брака как института.

Подпишитесь на свежую email рассылку сайта!

Читайте также