Взаимосвязи социальных, личностных ресурсов и психического здоровья исследуемых

Февраль 26, 2015 / Комментарии 0

Макросоциальные факторы являются одними из ведущих детерминант психического здоровья. Согласно позиции современной социологии под данным понятием понимаются социальные условия, непосредственно обусловленные общественным строем, социально-экономической и политической структурой общества. Среди макросоциальных факторов принято выделять макросоциальные стрессоры и макросоциальные ресурсы, специфичные для конкретных социальных, культурных и этнических групп. В качестве ресурсов, специфических для немецкого этноса в Казахстане, могут быть названы бесплатные языковые курсы, молодежные проекты, частично медицинская помощь и финансовая помощь пишущим журналистам. Следует отметить достаточную представленность немцев в высокооплачиваемых отраслях экономики — горнорудной, химической промышленности, наличие многочисленной инженерно-технической интеллигенции. Специфическим макросоциальным ресурсом являются также исследуемые нами формы медико-социальной помощи, оказываемой трудармейцам и жертвам политических репрессий на основании двустороннего соглашения между Германией и Казахстаном.

Анализ влияния видов медико-социальной помощи на психическое здоровье группы лиц со стратегией на ассимиляцию (трудармейцев и реабилитированных лиц) позволил установить позитивное воздействие оказываемой поддержки лишь в отношении мужской части группы. Наиболее сильным воздействием на психическое здоровье характеризовался фактор «получение лекарств из гуманитарных аптек» GSI (r=-0,70; р<0,01). Умеренно значимыми явились виды помощи: «протезирование зубов» GSI (r=-0,48; р<0,01), «получение слуховых аппаратов, очков» GSI (r=-0,47; р<0,01), «получение лекарств по индивидуальным заявкам» GSI (r=-0,43; р<0,01), «получение продуктовых наборов» GSI (г=-0,32; р<0,05). Выявленные гендерные различия по влиянию оказываемой помощью на психическое здоровье респондентов могут быть объяснены большей чувствительностью сознания респондентов-мужчин к факторам макросоциального порядка.

Из результатов многочисленных исследований хорошо известно позитивное влияние микросоциальной поддержки на психическое здоровье отдельных индивидов и социальных групп. По мнению таких ведущих теоретиков проблемы, как G. Sommer et T. Fydrich, положительная роль социальной поддержки определяется следующими факторами: 1) социальная поддержка способствует удовлетворению ведущей социальной потребности в связях, контактах, общении, принадлежности и, вследствие этого, укреплению психического здоровья; 2) социальная поддержка препятствует появлению у индивида груза проблем и способствует разрешению уже имеющихся проблем лицами из его ближайшего окружения; 3) социальная поддержка содействует эффективной самостоятельной переработке индивидом собственных проблем; 4) социальная поддержка способствует приобретению индивидами более разнообразного и интенсивного опыта (позитивные переживания оказывают непосредственное воздействие на самочувствие и здоровье, но могут влиять также и опосредованно, поскольку проблемы при одновременных позитивных эмоциях переносятся и решаются лучше); 5) социальная поддержка оказывает позитивное влияние на важное для здоровья поведение индивида (например, здоровое питание, физические тренировки, помощь в поисках профессиональной помощи и т.д.).

Анализ результатов воздействия микросоциальных ресурсов на параметры психического здоровья обследуемых нами групп позволил выявить некоторые специфические закономерности. Так, в группе лиц со стратегией на ассимиляцию (трудармейцы и жертвы политических репрессий) умеренное позитивное влияние на респондентов-женщин оказывал фактор «поддержка семьи» GSI (r=-0,31; р<0,01). Для мужчин данной группы значимых микросоциальных факторов не выявлено.

В группе лиц со стратегией на интеграцию умеренно значимыми для психического здоровья женщин явились микросоциальные ресурсы: «поддержка семьи» GSI (r=-0,33; р<0,01) и «поддержка друзей» GSI (r=-0,36; р<0,01). Умеренным протективным влиянием на респондентов — мужчин обладал фактор «поддержка коллег» GSI (r=-0,47; р<0,01). В группе лиц со стратегией на консолидацию умеренное позитивное воздействие на женщин оказывал фактор «поддержка друзей» GSI (r=-0,44; р<0,05). Микросоциальных ресурсов, значимых для мужчин, обнаружено не было. Наконец, в группе лиц со стратегией на эмиграцию микросоциальные ресурсы оказались незначимыми для респондентов обоего пола.

Совокупность полученных результатов позволяет констатировать качественные и количественные различия протективной роли микросоциальных ресурсов в формировании психического здоровья респондентов различных групп. Обращает на себя внимание преобладание значимости микросоциальных ресурсов для респондентов женского пола. Выявленная закономерность соответствует данным других исследований о значимости гендера в процессе получения и предоставления социальной поддержки. Хорошо известно, что женщины чаще, чем мужчины, заняты в социальных сферах и поэтому более компетентны в поддержке других. По сравнению с мужчинами, женщины шире вовлечены в социальные взаимодействия, что дает им возможность получать и оказывать большую социальную поддержку, но вместе с тем испытывать и большую социальную нагрузку. Женщины чаще, чем мужчины, проводят время во взаимодействии со своей семьей и социальным окружением. При этом они больше сил тратят на оказание эмоциональной поддержки, например, разделение чувств других. В целом, женщины получают больший объем социальной помощи, в том числе эмоциональной поддержки, и сообщают о большем разнообразии ее источников, равно как и о большей удовлетворенности ею, по сравнению с мужчинами. Женщины имеют также более широкое социальное окружение, нежели мужчины. В своем окружении они устанавливают большее количество тесных контактов. То, что женщины выбирают эти тесные отношения, свидетельствуют об их лучшей социализации, готовности давать тепло, поддерживать и создавать более доверительные контакты. Социализация, однако, предъявляет к женщинам особые требования в распознавании и признании трудностей построения близких отношений и поисках поддержки.

Многочисленные исследования показывают также, что женщины способны к извлечению большей пользы от получаемой эмоциональной поддержки. Тем самым, социальная поддержка оказывает более выраженное позитивное влияние на психическое благополучие женщин, нежели мужчин. Пребывание в браке, частые контакты с друзьями и родственниками, принадлежность к какому-либо сообществу коррелирует у женщин с меньшей долей смертности, которая при прочих равных условиях ниже таковой у мужчин.

Некоторые социальные контакты предъявляют, однако, к женщинам столь высокие требования, что действующие обычно позитивно факторы могут сказываться на них негативно. Поскольку женщины больше ориентированы на распознавание и исполнение желаний других, они также и более загружены, что может проявляться в дисбалансе между принятием и предоставлением социальной помощи. Женатые мужчины ищут больше социальной поддержки у своих жен, нежели наоборот. Особенно восприимчивы к психическим нарушениям матери, несущие исключительную ответственность за детей, в случае, если они сами не получают адекватной эмоциональной поддержки.

Исследование роли личностных ресурсов в формировании психического здоровья исследуемых групп позволило установить достоверные значимые показатели лишь в отношении одной из исследуемых групп — группе лиц со стратегией на эмиграцию. Соответствующие коэффициенты корреляции составили в ней: у мужчин GSI (r=-0,31; р<0,01) и у женщин GSI (r=-0,35; р<0,01). Результаты исследования отношения между показателями самоэффективности и связанным со здоровьем качеством жизни подтвердили значимость данного личностного ресурса (средние положительные корреляционные связи) для респондентов указанной группы.

Следует отметить соответствие установленных нами данных ранее упомянутой теории селективной миграции, согласно которой мигранты различаются среди прочих социальных групп на основании своей способности справляться с возникающими трудностями. По мнению Ф.Б. Березина, селекционные процессы оказывают влияние на эффективность популяционной адаптации благодаря тому, что в миграционный поток вовлекаются люди с определенными личностными особенностями, в частности те, кого можно отнести к группе акцентуированных личностей. Н.М. Лебедева в качестве одной из центральных проблем теории селективной миграции указывает на неясность природы и специфики селективности, равно как и ее роли в формировании психического здоровья мигрантов. Представляется, что выявленное нами позитивное влияние самоэффективности на психическое здоровье в группе лиц со стратегией на эмиграцию можно рассматривать как одно из объяснений проблемы взаимосвязи миграции и психического здоровья.

Таким образом, анализ влияния макросоциальных ресурсов на психическое здоровье, проведенный на модели одной из обследуемых выборок — группы лиц со стратегией на ассимиляцию (трудармейцы и жертвы политических репрессий), позволил установить позитивное воздействие оказываемой поддержки лишь в отношении мужской части группы. Наиболее сильным влиянием на психическое здоровье характеризовался фактор «получение лекарств из гуманитарных аптек». Умеренно значимыми явились виды помощи: «протезирование зубов», «получение слуховых аппаратов, очков», «получение лекарств по индивидуальным заявкам», «получение продуктовых наборов».

Исследование влияния микросоциальных ресурсов на психическое здоровье обследуемых групп выявило более сложную структуру коррелятивных связей. В группе лиц со стратегией на ассимиляцию умеренное позитивное влияние на респондентов-женщин оказывал фактор «поддержка семьи». В группе лиц со стратегией на интеграцию умеренно значимыми для психического здоровья женщин явились микросоциальные ресурсы: «поддержка семьи» и «поддержка друзей». Умеренным протективным влиянием на респондентов-мужчин обладал фактор «поддержка коллег». В группе лиц со стратегией на консолидацию умеренное позитивное воздействие на женщин оказывал фактор «поддержка друзей». Наконец, в группе лиц со стратегией на эмиграцию микросоциальные ресурсы оказались незначимыми для респондентов обоего пола.

Изучение роли личностных ресурсов в формировании психического здоровья обследуемых групп позволило выявить умеренное позитивное значение самоэффективности для женщин и мужчин группы лиц со стратегией на эмиграцию.

Подпишитесь на свежую email рассылку сайта!

Читайте также