Социокультурная идентичность личности в генезе пограничных расстройств

Февраль 25, 2015 / Комментарии 0

Являющаяся составной частью социальной идентичности этническая идентичность, или национальность, соответствует осознанию личностью своей принадлежности к определенной этнической общности. Это своеобразный когнитивно-эмоциональный процесс самоопределения в социальном пространстве относительно других этносов. Категория этнического статуса, или этничности, больше связана с соответствием личности этнической принадлежности родителей, месту рождения, языку, культуре.

Вводимое нами понятие социокультурной идентичности, объединяющее в себе объективную категорию этничности с субъективной категорией этнической идентичности, которая проявляется осознанием, оцениванием и переживанием принадлежности к определенному этносу, призвано помочь детализировать связь этнокультурного рассогласования с особенностями психической дезадаптации при ППР.

Признаки этнокультурной диссоциации. Этнокультурное рассогласование по группам климато-географических, антропобиологических и социокультурных этнических признаков свидетельствует о наличии этнокультурной диссоциации и тесно связано с уровнем тревоги и психической адаптации личности. В нашем исследовании этнокультурная диссоциация устанавливается без учета первых двух групп этнических признаков, так как большинство обследованных вне зависимости от национальной принадлежности являются коренными жителями республики и не имеют климатогеографических и антропобиологических несоответствий.

Структура этнокультурной диссоциации в нашем исследовании обусловлена двумя основными компонентами — когнитивным и аффективным. К когнитивному компоненту, определяемому осознанием принадлежности к конкретной этнической группе, отнесены: этническая идентификация и владение языком своего этноса. В центре аффективного компонента этнокультурной диссоциации стоит отношение к собственной этнической общности и ее традициям, которое может формировать его в позитивном или негативном направлении.

Признаки этнокультурной диссоциации наиболее ярко выражены в этнической маргинальности, когда личность испытывает влияние двух или более социокультурных систем, вступающих в незримое противоречие. Причем это понятие гораздо шире, чем просто биологическая метисация. Напряжение, тревога, внутриличностные конфликты, вызванные нарушением социокультурной идентичности и ведущие к дезадаптации личности, могут наблюдаться как у выходцев из смешанных браков, так и выходцев из моноэтнических семей при негативной этнической самооценке, когда личность идентифицирует себя с биологически сторонним этносом.

На основе выделенных выше признаков этнокультурной диссоциации с целью определения роли социокультурной идентичности личности в формировании пограничных нарушений из взрослых больных нами сформированы две исследовательские группы — группа этнических маргиналов и моноэтническая группа.

В группу этнических маргиналов, состоящую из 104 человек, вошли 64 больных с нарушенной этнической идентичностью, этническое самоопределение которых не соответствует национальности ни одного из родителей (дизэтническая группа). Кроме них, к этническим маргиналам отнесены 40 больных из биэтнической группы, родители которых принадлежат к различным этническим группам. Несмотря на декларирование самими больными моноэтнической идентичности, они продолжают ощущать трудность в самоопределении, что проявляется этнической гиперидентичностью или этнонигилизмом, незнанием языка выбранной ими национальности, игнорированием этнической культуры и традиций. Их средний возраст — 28,48±12,20 года.

В качестве группы сравнения в моноэтническую группу объединены 183 больных без признаков этнокультурной диссоциации из групп этнических чувашей и этнических русских, происходящих из моноэтнических семей, имеющих адекватную этническую самооценку, владеющих языком своего этноса, позитивно относящихся к этнической культуре и народным традициям. Их средний возраст составляет 32,33± 14,17 года.

Особенности самоотношения личности. Самоотношение, понимаемое как сложная эмоционально-оценочная система, раскрывающая особенности внутренней динамики самосознания и специфику отношения личности к собственному «Я», оказывает регулирующее влияние на многие психические процессы, в том числе на психическую адаптацию.

Больные с высоким (моноэтническая группа) и низким (этнические маргиналы) уровнями социокультурной идентичности имеют значимые различия в показателях структурных элементов системы самоотношения.

В сравнении с представителями моноэтнической группы этнические маргиналы проявляют большую рефлексивность, критичность, нередко граничащую с цинизмом (t=3,94; р<0,001). Их отношение к себе чаще негативное, так как мало соответствует идеальным для них представлениям. Они постоянно неудовлетворенны собой и пытаются что-то в себе изменить, чтобы приблизиться к тому образу, который сами себе создают (t=2,963; р=0,009). Их отраженное самоотношение, связанное с ожидаемым отношением к себе со стороны других людей, характеризуется навязчивыми представлениями о том, что их личность, характер и деятельность не способны не только вызвать в других уважение и симпатию, но и просто — принятие (t=2,44; р=0,016).

Кроме того, у этнических маргиналов определяется статистическая тенденция к низким значениям шкалы самоуверенности, что соответствует внутренней напряженности и взглядам на себя как человека несамостоятельного, с низкими возможностями и низким самоуважением (t=l,70; р=0,091), а также — к недостаточному самопринятию, что является важным симптомом наличия внутреннего психического напряжения (t=l,89; р=0,060).

Фактор самоуважения, объединяющий шкалы открытости, самоуверенности, саморуководства и отраженного самоотношения, также имеет у этнических маргиналов более низкие значения (t=3,08; р=0,002). Это характеризует их низкую самооценку по отношению к социально-нормативным критериям моральности, успеха, целеустремленности и социального одобрения.

Низкое значение у этнических маргиналов имеет и фактор аутосимпатии, включающий в себя шкалы самоценности, самопринятия и самопривязанности (t=2,83; р=0,005), которые не связаны с социальными критериями, а отражают эмоциональную составляющую отношения личности к своему «Я». He связанными с уровнем социокультурной идентичности структурами самоотношения при ППР являются саморуководство и самообвинение (р≥0,01). Следовательно, структура самоотношения личности больных ППР с нарушением социокультурной идентичности определяется высокой рефлексивностью, неудовлетворенностью собой, недооценкой позитивности отношения окружающих, что свидетельствует о незрелости самоуважения и аутосимпатии в эмоциональной и социальной сферах.

Психологический профиль личности. Нарушение социокультурной идентичности личности сопровождается не только изменением ее системы самоотношения. Глубокие патологические изменения наблюдаются во всей структуре личностных характеристик, которые отражаются на ее актуальном психическом состоянии. Несомненность этих трансформаций подтверждается результатами сравнительного анализа личностных особенностей больных с различным уровнем социокультурной идентичности с помощью методики MMPI.

При оценке достоверности профиля этнических маргиналов в сравнении с больными моноэтнической группы выявляются более низкие значения по шкале лжи (t=3,88; р<0,001) и более высокие — по шкале достоверности (t=-2,06; р=0,041). Это указывает на их большую откровенность, самокритичность, отсутствие стремления к тому, чтобы представить себя в выгодном свете.

Шкалы невротической триады (ипохондрии, депрессии, истерии) в группе этнических маргиналов имеют достоверно более низкие значения, чем в моноэтнической группе (р<0,005), т.е. у первых меньше выраженность соматизации тревоги и ее вытеснение. Они также более откровенны, так как не склонны подчеркивать свое соматическое неблагополучие и отрицать затруднения в социальной адаптации.

Эмоциональная напряженность в непосредственном поведении у этнических маргиналов выражена минимально (t=2,13; р=0,035). Более характерным для них является отрицание имеющейся тревоги, определяемое повышением значений по девятой шкале (t=-2,15; р=0,033). Более высокие показатели по шкале социальной интроверсии отражают затруднения в межличностных контактах, замкнутость, необщительность, тревогу в ситуациях вынужденного общения (t=-3,71; р<0,001).

Усредненный профиль этнических маргиналов характеризуется повышением по пятой-восьмой шкалам с пиком на восьмой, что свидетельствует о сочетании аутизации, дистанцирования, отчуждения с ригидностью, стремлением возложить на окружающих вину за нарушение межличностных отношений, жизненные трудности и эмоциональные контакты.

Депрессивные тенденции, имеющиеся у этнических маргиналов, сопровождаются склонностью к возникновению устойчивых стереотипов неконвенциального поведения. Такие больные часто неспособны вытеснять отрицательные сигналы и потому предпочитают исключать из круга общения носителей таких сигналов. При этом у мужчин повышено внимание к эмоциональным нюансам отношений, отмечается их чувствительность и сентиментальность, у женщин — возрастает доминантность, конфликтность и гетероагрессивные тенденции. Дополнительным патологизирующим фактором является выраженная избирательность восприятия, при которой воспринимается информация, подкрепляющая уже сформировавшиеся представления.

В целом психологический профиль личности при нарушении социокультурной идентичности характеризуется наличием тревожнодепрессивных тенденций на фоне трудностей межличностной коммуникации, определяемых иррациональным типом восприятия окружающего мира.

Клиническая характеристика дезадаптации. Описанные выше психологические изменения личности больных, сопровождающие нарушение ее социокультурной идентичности, формируют психопатологическую картину психических нарушений.

В соответствии с показателями шкал SCL-90 у больных с наличием или отсутствием признаков этнокультурной диссоциации общий индекс тяжести психопатологической симптоматики более выражен у этнических маргиналов, что свидетельствует о большей глубине их психической дезадаптации (t=-3,32; р<0,001). В наибольшей степени это происходит за счет симптомов враждебности (t=-4,23; р<0,001) и депрессии (t=-3,96; р<0,001). Данные, полученные ранее с помощью методики MMPI, подтверждаются следующими шкалами симптоматического опросника: обсессивно-компульсивных нарушений (t=-3,73; р<0,001), межличностной сенситивности (t=-3,56; р<0,001), параной-яльности (t=-2,37; р=0,018) и психотизма (t=-3,78; р<0,001).

В клинике ППР у трети этнических маргиналов ведущее место занимает неврастенический синдром (30,77%), характеризующийся жалобами на вспыльчивость, раздражительность, быструю утомляемость, нарушение сна и аппетита. Его проявления связаны с наличием у больных внутриличностного конфликта, характеризующегося несоответствием между потребностями личности и ее физическими возможностями, что соотносится с описанной выше системой самоотношения при этнокультурной диссоциации. Распространенность неврастенического синдрома в моноэтнической группе более чем в два раза меньше (14,21%). Центральное место здесь занимает цефалгический синдром (20,21%) с беспокойным и неустойчивым сном (z=-3,51; р<0,001).

На втором месте по представленности в клинике психических нарушений у этнических маргиналов стоит тревожно-депрессивный синдром, который встречается у каждого пятого из них (22,16%), что подтверждается результатами психологического обследования несколькими методиками. Высокий уровень тревожности, неуверенности в собственных силах и личностных качествах сочетается здесь с пессимистичным взглядом на жизнь, неумением видеть перспективы. Для больных из моноэтнической группы больше свойственен астенический синдром непсихогенной природы (19,68%).

Третье место по распространенности среди этнических маргиналов занимают поведенческие нарушения в форме эмоциональной неуравновешенности, повышенной возбудимости (12,48%), что во многом обусловливает их трудности в межличностном общении и определяет формирование у каждого пятнадцатого из них расстройства зрелой личности и поведения.

У каждого десятого этнического маргинала (11,53%) клиника ППР определяется доминированием диссомнических нарушений. Причем более характерно раннее пробуждение (z=-2,18; р=0,030), чем прерывистый беспокойный сон (z=3,51; р<0,001), что сопряжено с клиникой депрессивных нарушений.

Цефалгический синдром при этнокультурной диссоциации представлен сравнительно редко (8,65%), тогда как в моноэтнической группе он встречается у каждого пятого (20,21%).

Нехарактерным для этнических маргиналов, но представленным у больных моноэтнической группы, является обсессивно-фобический синдром.

Сочетание основных клинико-психопатологических симптомов и синдромов формирует ту или иную картину психического и поведенческого расстройства. Невротические расстройства, определяемые психологическими механизмами этиопатогенеза, в большей степени выявляются у больных с признаками этнокультурной диссоциации (z=2,17; р=0,030), неврозоподобные расстройства на фоне органической патологии — в моноэтнической группе (z=3,19; р=0,002). Достоверные различия по другим клиническим группам не наблюдаются.

Определенные закономерности формирования ППР при этнокультурной диссоциации прослеживаются и по анамнестическим данным. Так, у этнических маргиналов реже отсутствуют отягощенность наследственности психическими заболеваниями (z=4,90; р<0,001) и психодезадаптационные эпизоды в виде тиков, заикания, мутизма в детстве (z=2,33; р=0,020). Для них более характерна ситуационная тревога (z=2,34; р=0,042), чаще связанная с семейно-бытовой сферой возникновения психотравмирующей ситуации (z=4,53; р<0,001). Они имеют максимальную (свыше 5 лет) длительность заболевания ППР на момент обращения (z=2,45; р=0,014), несмотря на меньший возраст (27,52±11,72 года) к моменту заболевания (t=4,47; р<0,001). У них определяется статистическая тенденция к снижению высоких показателей самооценки (z=l,77; р=0,077).

Этнокультурная диссоциация у больных чаще снижает трудовые возможности (z=2,94; р=0,003), ведет к нарушениям трудовой дисциплины (z=2,86; р=0,004). Социальная дезадаптация в период заболевания у этнических маргиналов развивается быстрее (z=l,97; р=0,049) и проявляется агрессивностью, конфликтностью (z=2,44; р=0,015), антисоциальным поведением (z=2,30; р=0,021), нарушением или разрывом семейных отношений (z=2,88; р=0,004).

Лечение больных с этнокультурной диссоциацией в силу стойкости психопатологических изменений и их тесной взаимосвязи с психологическими структурами личности представляет собой определенные трудности. Именно поэтому полностью купировать патологическую симптоматику у этнических маргиналов удается гораздо реже, чем в  моноэтнической группе (z=2,34; р=0,019). В этой группе после лечения гораздо реже наблюдается также изменение нарушенных отношений личности с их значительной перестройкой (z=2,00; р=0,045), реже происходит полное восстановление социально-профессиональной адаптации больного (z=l,96; р=0,050).

В завершение можно отметить, что этнокультурная диссоциация в структуре социокультурной идентичности личности больных через механизм негативного самоотношения способствует деформации когнитивной, эмоциональной и поведенческой сфер личности. Тревожнодепрессивные тенденции и трудности в межличностных отношениях отражают нарушение личностной идентификации, формируют психопатологическую картину невротических расстройств, определяя клиническую тяжесть психического заболевания у этнических маргиналов и определенную резистентность к терапии.

Подпишитесь на свежую email рассылку сайта!

Читайте также