Наиболее часто встречающиеся синдромы множественных пороков развития у новорожденных

Октябрь 7, 2015 / Комментарии 0

Отделение интенсивной терапии новорожденных является местом, где часто приходится быстро принимать решение. Лечение многих расстройств одинаково и не зависит от причин, их вызвавших. Однако при лечении новорожденных с множественными врожденными пороками развития (синдромы МПР) неонатологу приходится сталкиваться со сложными клиническими вопросами, требующими глубоких знаний и достаточного опыта в диагностике заболеваний. При неправильной диагностике синдрома МПР потенциально эффективные методы лечения могут не использоваться и, напротив, могут применяться методы терапии относительно неэффективные. Более того, может быть дана неправильная оценка в отношении прогноза и риска рецидива.

Лишь несколько синдромов МПР угрожают жизни ребенка в неонатальном периоде. Однако важно отметить, что среди причин смерти в этот критический период жизни пороки развития занимают второе место после недоношенности.

I. Клиническая картина. Ниже перечислены симптомы и признаки, которые должны заставить врача заподозрить криптогенные аномалии и расстройства. Совершенно очевидно, что при наличии явных пороков развития синдром МПР будет немедленно распознан, вслед за чем последуют диагностические мероприятия. Однако, если внешние проявления заболевания выражены минимально или неспецифичны и уже начаты традиционные методы интенсивной терапии новорожденного, порок развития может остаться нераспознанным. Каждый из перечисленных ниже признаков наиболее характерен для новорожденных с синдромами MПР.

II. Общий диагностический подход. Общий подход к диагностике пороков развития у новорожденных не отличается от такового у детей старшего возраста, за исключением необходимости учитывать влияние родов и избыточное развитие жировой клетчатки у младенцев. Поскольку многие из этих новорожденных интубированы и на глазах у них защитная повязка, очень трудно заметить изменения лица. Необходимо рано и точно описать внешность ребенка, сделать фотоснимки. Если новорожденный находится в критическом состоянии, объективные диагностические тесты (генетические исследования, ультразвуковое исследование почек и сердца) приобретают особую значимость в выборе тактики лечения. В основе диагностики синдромов МПР у новорожденного лежит знание синдромов, наиболее часто встречающихся в неонатальном периоде плюс документирование их внешних проявлений и выполнение необходимых диагностических тестов, таких как хромосомный анализ. Такой подход необходим, так как большой процент детей с синдромами МПР умирают в неонатальном периоде, часто раньше, чем поставлен диагноз, а родители в таких случаях обычно отказываются разрешить вскрытие. Проблемы диагностики возникают также в связи с тем, что немедленно предпринимаются усилия по проведению интенсивной терапии. Тем не менее установление диагноза позволяет лечить ребенка более эффективно и целенаправленно. Если у вас есть возможность пригласить на консультацию генетика-клинициста или специалиста по врожденным аномалиям развития, попросите их осмотреть ребенка как можно раньше после рождения. Если такой возможности нет, помощь может оказать консультация по телефону с экспертом в этой области из специализированного медицинского центра.

III. Хромосомные синдромы. Хромосомные синдромы встречаются намного чаще других синдромов МПР, диагностируемых в неонатальном периоде.

A. Трисомия 21 (синдром Дауна)

1. Частота. Трисомия 21 — наиболее частый синдром МПР, встречающийся приблизительно у 1 ребенка из 600, родившихся живыми. Только 80% случаев точно диагностируются в отделениях для новорожденных. Это означает, что частота диагностических ошибок при этой наиболее распространенной причине МПР и задержки умственного развития составляет 20%. Причина диагностических ошибок, очевидно, заключается в том, что многие признаки трисомии 21 могут встречаться как изолированные симптомы и в остальном здоровых новорожденных.

2. Физикальные данные. Определяются эпикант, гипертелоризм, врожденная катаракта, пятна Брашфилда, единственная поперечная борозда на ладонях и монголоидный разрез глаз. И хотя любой из этих признаков может встречаться у здоровых новорожденных, их комбинация формирует легко узнаваемую картину, позволяющую рано поставить диагноз.

3. К сопутствующим аномалиям относятся врожденные пороки сердца, атрезия двенадцатиперстной кишки, пищевода, ануса. Перечисленные пороки развития могут быть причиной неотложных состояний у новорожденных с синдромом Дауна.

4. Мышечный гипотонус может приводить к расстройствам дыхания, глотания и аспирации.

Б. Трисомия 18 (синдром Эдвардса)

1. Частота. Приблизительно 1 : 5000 живорожденных.

2. Заболеваемость. Обусловливает высокую летальность в первые 3 мес жизни.

3. Физикальные данные. Проявляется микрогнатией, добавочными пальцами, высоким сводом стоп, врожденным пороком сердца (обычно ДМЖП или ОАП), помутнением роговицы, птозом и генерализованным мышечным гипертонусом.

B. Трисомия 13 (синдром Патау)

1. Частота. Приблизительно 1 : 7000 живорожденных.

2. Заболеваемость. Обусловливает высокую летальность в первые 3 мес жизни.

3. Физикальные данные. Проявляется расщеплением губы или неба, полидактилией, микрофтальмией и врожденным пороком сердца (обычно ДМЖП или ОАП).

Г. Синдром 45,X (Тернера)

1. Частота. Приблизительно 1 : 10 000 живорожденных девочек.

2. Заболеваемость. Синдром 45,X обычно совместим с жизнью, если ребенок рождается доношенным.

3. Физикальные данные. Шейная «перегородка», отеки на стопах и на затылке — отличительные признаки этого синдрома.

IV. Нехромосомные синдромы

А. Синдром Поттера (следствие олигогидрамниона)

1. Частота. Это второй по частоте синдром МПР (1:3000 живорожденных). Большинство случаев являются несиндромными и в 2—7% имеется риск рецидива в зависимости от специфики дефекта мочевыводящего тракта. В отдельных случаях синдром сочетается с триадой отвислого живота, когда на ранних сроках гестации произошла гидронефротическая трансформация почек с последующей декомпрессией живота, образованием на нем складок, формированием последствий олигогидрамниона (гипоплазия легких и синдром Поттера). Приблизительно 5% случаев являются составной частью синдрома МПР с первичными дефектами, не затрагивающими мочеполовую систему.

2. Заболеваемость. Почти все новорожденные с синдромом Поттера умирают.

3. Патофизиология. Агенезия почек ведет к снижению продукции амниотической жидкости (олигогидрамнион). Уменьшение количества околоплодных вод рассматривают как причину сопутствующей гипоплазии легких.

4. Клинические проявления

а. Анамнез. Необходимо выяснить у акушеров, было ли маловодие у беременной. У новорожденного, как правило, отмечается анурия.

б. Осмотр плаценты. В плаценте можно обнаружить желтоватые бляшки («амниотические узелки»).

в. Физикальные данные. Респираторный дистресс неясной этиологии и не поддающийся лечению, часто сочетающийся с пневмотораксом, деформированные стопы, легко переразгибающиеся в суставах пальцы, бедные хрящом большие уши, дополнительная складка в нижней части внутреннего угла глаза и клювовидный нос — классические проявления синдрома, связанного с выраженным и длительным маловодием.

5. Диагноз обычно подтверждается при обнаружении порока развития мочевыводящих путей при ультразвуковом исследовании почек и на аутопсии. Рекомендуется выполнять генетические исследования для исключения хромосомной этнологии заболевания. Риск рецидива зависит от специфического синдромного диагноза. В любом случае во время последующих беременностей должны регулярно производиться ультразвуковые исследования до тех пор, пока риск рецидива будет полностью исключен.

Б. Синдром амниотических перетяжек

1. Частота. Приблизительно 1 : 4000 живорожденных. В связи с тем что у некоторых новорожденных поражены многие участки тела и в 90% случаев перетяжки рассасываются перед родами, синдром часто просматривается или устанавливается неправильный диагноз.

2. Патофизиология. Этиология синдрома неизвестна. Большое значение в его формировании придают раннему разрыву амниотических оболочек и запутыванию в них различных частей тела. Возникающие в результате этого биомеханические силы могут приводить к деформации конечностей, пальцев и лицевого скелета. Могут также возникать препятствия к обратному поступлению в тело эмбриона висцеры (которая на ранних этапах эмбриогенеза в норме расположена вне его), приводя к развитию омфалоцеле и других пороков.

3. Физикальные данные

а. Конечности. «Ампутированные» (отсутствующие) конечности и пальцы, контрактуры, дистальные отеки.

б. Лицевой скелет. Расщелины губ и неба, энцефалоцеле.

в. Внутренние органы. Омфалоцеле, гастрошизис, эктопия пуповины.

4. Осмотр плаценты. Осмотр плаценты всегда важен, но в этих случаях он особенно необходим. Плодный пузырь часто маленький, отсутствует или скручен в тяжи. He все амниотические перетяжки вызывают патологические изменения у плода. В последние годы во время рутинного ультразвукового исследования беременных обнаружены амниотические перетяжки, не касавшиеся плода. При дальнейшем наблюдении обнаружено, что во всех этих случаях родились здоровые дети.

В. Артрогрипоз (множественные контрактуры суставов)

1. Частота. Приблизительно 1 : 3000 живорожденных.

2. Патофизиология. У 90% детей с артрогрипозом в основе заболевания лежат неврологические расстройства (поражение головного или спинного мозга). Многие синдромы, связанные с отсутствием двигательной активности (акинезией) плода, могут также характеризоваться артрогрипозом, так как нормальное развитие суставов плода зависит от его адекватной двигательной активности.

3. Клинические проявления. У новорожденного сочетанное поражение — сгибательные и разгибательные контрактуры суставов с их дислокацией. Дети с артрогрипозом центрального происхождения относятся к группе риска развития дыхательных расстройств и аспирации,

4. Лечение. Рано начатое лечение и реабилитация дают значительное улучшение состояния ребенка.

Г. Синдром Робена

1. Частота. Приблизительно 1 : 8000 живорожденных.

2. Патофизиология. В основе заболевания лежит тяжелая гипоплазия нижней челюсти, которая в этих случаях не способна поддерживать язык. Сопутствующий глоссоптоз приводит к тяжелой обструкции верхних дыхательных путей и формированию на ранних сроках внутриутробного развития расщелины неба.

3. Клинические проявления. У новорожденного определяются короткая челюсть, или запавший подбородок вследствие расщелины неба. Может отмечаться респираторный дистресс вследствие обструкции верхних дыхательных путей.

4. Дифференциальный диагноз. При многих синдромах (например, Стиклера, Кайтела—Манцке) имеются такие же изменения лицевого скелета, как и при синдроме Робена. При наличии первичных дефектов (пороков), не связанных с изменениями лицевого скелета, следует думать о синдроме МПР, отличном от синдрома Робена. Некоторые синдромы (например, синдром Стиклера) могут проявляться в младенческом возрасте только аномалиями лицевого скелета. Для исключения синдрома Робена и подтверждения синдрома Стиклера необходимы исследования, направленные на выявление миопии и уплощения скуловой кости.

5. Лечение. Введение воздуховода, интубация, трахеостомия и фиксация швами кончика языка к нижней десне являются эффективными временными мерами при глоссоптозе. Кормления через рот могут быть причиной дыхательных расстройств вследствие переполнения pta молоком, в связи с чем может потребоваться кормление через зонд или наложение гастростомы. Большинство случаев синдрома Робена не являются наследственными, и риск рецидива минимален.

V. Различные синдромы

A. Синдром VATER

1. Частота. Приблизительно 1:5000 живорожденных,

2. Клинические проявления. Основными признаками синдрома являются аномалии позвонков, атрезия ануса, трахеопищеводный свищ, атрезия пищевода и дефекты лучевой кости. Буква «V» в слове «VATER» может также отражать пороки сердца, а буква «R» — пороки почек, так как оба этих органа обычно поражаются при названном синдроме. Наличие дополнительных признаков, за исключением атрезии тонкой кишки, исключает диагноз синдрома «VATER». Эта неслучайная комбинация пороков, как правило, не имеет наследственного характера и требует исключения других аналогичных заболеваний, в том числе хромосомных синдромов.

Б. Синдром CHARGE

1. Частота. Встречаясь не столь часто, как синдром «VATER», является неотложным состоянием, так как у половины больных имеет место атрезия хоан.

2. Клинические проявления

а. Атрезия хоан. У новорожденного может быть выражен респираторный дистресс неясной этиологий.

б. Сопутствующие аномалии. У больных с синдромом «CHARGE» встречаются также пороки сердца, маленькие уши, колобомы сетчатки, микропенис. Реже отмечаются односторонний паралич лицевого нерва и нарушения глотания, которые, так же как и атрезия хоан, угрожают жизни больного. Постнатальная задержка роста и психомоторного развития завершает перечень главных признаков этого «неслучайного» и «негенетического» синдрома.

3. Диагноз. Каждому ребенку с дыхательными расстройствами неясной этиологии необходимо ввести через носовые ходы назогастральный зонд, особенно если у него выявлены множественные пороки развития. Перед тем как выставить диагноз синдрома CHARGE, необходимо исключить похожие заболевания и хромосомные синдромы.

B. Летальная карликовость с короткими конечностями и короткими ребрами

1. Частота. Приблизительно 1 : 5000 живорожденных.

2. Патофизиология. Три наиболее часто встречающихся при летальной карликовости признака — ахондрогенезия, танатофорная дисплазия и несовершенный остеогенез, тип II. Однако по меньшей мере еще 7 нарушений могут служить причиной смерти новорожденных. Все они генетические по происхождению.

3. Клинические проявления. Клиническая диагностика названных состояний у новорожденных затруднена. Обнаружение диспропорций физического развития у новорожденного с дыхательными расстройствами должно немедленно заставить предположить возможность наличия у него летальной карликовости. Из-за избыточного развития подкожного жирового слоя у новорожденных размеры грудной клетки бывает трудно оценить.

4. Диагноз. Если на рентгенограммах грудной клетки и живота обнаружены патологические изменения метафиза и эпифиза длинных трубчатых костей в сочетании с маленькими размерами грудной клетки, следует предположить наличие у ребенка летальной карликовости. При этом необходимо установить точный диагноз для определения прогноза и риска повторных случаев заболевания. Во всех случаях обязательным является рентгенологическое исследование всего скелета.

Г. Синдром Ди Джорджа

1. Клинические проявления

а. Физикальные данные включают пороки сердца, маленькие, неправильной формы уши, умеренно выраженные, неспецйфические изменения лица.

б. Лабораторные данные. Обычно отмечается гипокальциемия вследствие отсутствия или гипоплазии паращитовидных желез. Гипокальциемия часто обнаруживается раньше других признаков и указывает на необходимость немедленного целенаправленного исследования сердца и лицевого скелета.

2. Сопутствующие аномалии. Полная или частичная аплазия тимуса является скрытым признаком синдрома Ди Джорджа, который необходимо искать, так как он может быть самым грозным из всех имеющихся.

Д. Синдром Бекуита

1. Клинические проявления

а. Физикальные данные. Типичны макроглоссия и омфалоцеле, но у 20% больных имеется только один из этих признаков или нет ни того, ни другого.

б. Лабораторные данные. Независимо от наличия внешних признаков синдрома часто имеет место рефрактерная гипогликемия, которая должна вызвать подозрение на возможность синдрома Бекуита.

2. Лечение. Ранняя диагностика в постнатальном периоде и своевременное начало интенсивной терапии, направленной на ликвидацию гипогликемии, могут предотвратить задержку умственного развития.

VI. Тератогенные аномалии развития

A. Алкогольный синдром плода можно подозревать только на основе своеобразного фенотипа или рождения ребенка, маленького к гестационному возрасту. Он может также проявляться микроцефалией, микрофтальмией, уплощением максиллярной области. Для исключения тератогенного происхождения названных аномалий развития необходимо тщательное изучение анамнеза с целью выяснения фактов приема матерью наркотических средств.

Б. Гидантоинный синдром плода характеризуется типичным лицом (широкая, низкая переносица, гипepтелоризм, эпикант, птоз, оттопыренные, неправильной формы уши). У новорожденных с этим синдромом отмечается также высокая частота аплазии или гипоплазии ногтей пятых пальцев на кистях и стопах.

B. Новорожденные от матерей с сахарным диабетом

1. Частота. Риск врожденных пороков развития у таких детей в 2 раза выше, чем у потомства от матерей без диабета. У матерей с сахарным диабетом рождение детей с пороками развития наблюдается с частотой 1 : 2000 последовательных родов.

2. Клинические проявления. Хорошо известными аномалиями являются агенезий крестца, гипоплазия бедренной кости, врожденные пороки сердца и расщелина неба. К другим аномалиям относятся дефекты лучевой кости, гипоплазия ушных раковин, расщелина губы, микрофтальмия, голопрозэнцефалия, микроцефалия, анэнцефалия, спинномозговая грыжа, порок развития позвонков с гипоплазией одной из половин, пороки развития мочевыводящих путей, полидактилия с увеличением количества больших пальцев на стопах. У некоторых новорожденных от матерей с сахарным диабетом может быть много пороков развития, которые не связывают с диабетом у матери.

Подпишитесь на свежую email рассылку сайта!

Читайте также