Общий патогенез нервных заболеваний и схема обследования детей

Декабрь 24, 2015 / Комментарии 0

Мозг в первые годы жизни растет очень энергично, но как в смысле диференцировки, так и в функциональном отношении он является еще далеко не созревшим, и лишь в процессе развития формируется более ценная специфическая нервная ткань и происходит качественное превращение простых элементов в более сложные. Развитие коры идет более быстрым темпом первые 3 месяца и продолжается более медленно на протяжении 2—3 лет. Проводниковые пути достаточно развиты уже у новорожденного, но пирамидные пути заканчивают свою миелинизацию только к 3—5 месяцам. Еще позднее развиваются ассоциационные, тангенциальные и прочие волокна. Позже всех заканчивается развитие лобных и париетальных извилин. Внутричерепные нервы заканчивают свое развитие в смысле миелинизации к 3 месяцам, периферические — только к 3 годам жизни. В то время как ребенок рождается с недоразвитой спинальной системой, он обладает уже готовой вегетативной нервной системой.

Эти морфологические свойства обусловливают функциональное своеобразие нервной системы. В ранние периоды детства рефлексы отличаются склонностью к иррадиации и генерализации. Только с возрастом устанавливается закономерность в проведении возбуждения и появляются специфические концентрированные и закономерные рефлексы. Центральная регуляция двигательных и вегетативных проявлений ограничивается у новорожденных пределами межуточного мозга. Важные функции в этот период выполняют ганглии основания мозга и pallidum. По мере развития neostriatum, у ребенка появляются диференцированные усложненные двигательные функции. С развитием мозга меняются и функции системы полосатого тела. За стриарными образованиями и мозжечком сохраняется регулирование миостатики мышечных групп и некоторые проявления кинетического порядка. Кора завершает развитие всего моторного аппарата, и двигательные проявления делаются целесообразными, законченными, утонченными.

Все эти особенности мы должны иметь в виду, когда говорим о частоте нервных заболеваний у детей.

По данным Гундобина, на долю болезней нервной системы приходится около 4%, а по нашим данным — около 10% всех заболеваний детского возраста. По данным Москвы, число нервных заболеваний с 7,8—8,9% в грудном возрасте постепенно увеличивается с возрастом и достигает к 10—14 годам 16,6—17,8%.

Кровное родство, преклонный возраст, несоответствие возраста родителей, истощение матери в период беременности, тяжелые переживания, — все это непосредственно или через вегетативно-эндокринную систему отражается на плоде. Большое значение имеют нервные и психические заболевания родителей, хронические интоксикации (алкоголизм, сифилис и т. п.). Патологические факторы, влияющие на мать во время беременности (инфекции, интоксикации, травмы и т. п.), также вызывают повреждение зачатка или плода.

Большое значение имеет травма, в особенности родовая. Последствия ее могут сказаться спустя различное время после рождения в виде разнообразных хронических поражений и психопатий. Инфекции во внутриутробном периоде также чрезвычайно опасны для детей.

Несомненно огромную роль в деле развития нервности у детей играют экзогенные факторы. Особенное значение имеют переобременение нервной системы, отсутствие покоя, обилие игрушек, впечатлений, слишком большое общение со взрослыми, конфликты в семье. Дефекты воспитания резко отражаются на нервно-психическом здоровье ребенка. Постоянный страх болезней, развитие чувства неполноценности и т. п. благоприятствуют развитию невропатий.

В некоторых случаях можно установить связь с аномалиями сексуальной сферы (Фрейд). Неблагоприятная, негигиеническая среда, тяжелые бытовые условия, перенесенные ребенком заболевания, нарушение обмена веществ, рахит, спазмофилия — все это содействует более легкому и скорейшему выявлению нервных заболеваний.

р102

Схема обследования нервной системы у детей та же, что и у взрослых. Внешний вид ребенка, его поведение и ответы на 2—3 простых вопроса дают общую ориентацию о состоянии психики. Ценные данные можно получить, наблюдая за мимикой ребенка, импульсивностью его спонтанных движений в игре. После этого приступают К испытанию функций отдельных черепных и спинномозговых нервов. Если ребенок задерживает рефлексы, беседой отвлекают его внимание. Коленный рефлекс у малых детей определяют в лежачем положении, подкладывая левую руку под коленное сочленение. Рефлекс с ахиллова сухожилия испытывают держа стопу за носок при согнутой в тазобедренном и коленном суставах ноге. Менее выраженные двигательные дефекты верхних конечностей лучше всего испытывают диадохокинезом (быстрая последовательная пронация и супинация вытянутых рук) и клавиатурными движениями (прикосновение по порядку каждым из 4 пальцев к большому). Болевая чувствительность испытывается легким уколом и наблюдением за общей реакцией. Электровозбудимость определяется обычным способом.

Следует помнить, что у детей до 2 лет и в норме отмечаются более живые рефлексы. Нередко у них выражен клонус стопы; рефлекс Кернига — часто встречающееся явление в период первых недель жизни; рефлекс Бабинского до 2 лет — явлерие физиологическое.

Методы исследования синкинезий, расстройств координации, гиперкинезов у детей те же, что и у взрослых.

Необходимым диагностическим методом являются проколы.

Поясничный проколу детей производится легко. Ребенка укладывают в боковом положении и держат его таким образом, чтобы сгибанием головы и пригибанием к животу ног, согнутых в Рис. 102. Производство спинномозговой пункции, коленях, добиться резкого кифоза. Операционное поле дезинфицируется спиртом и эфиром. Укол делают между III и IV поясничными позвонками, стараясь итти по средней линии горизонтально, перпендикулярно дуге кифоза, немного вверх; когда достигают твердой мозговой оболочки, отчетливо ощущают уменьшение сопротивления. Когда игла попадает в промежуток между костями, надо вытянуть мандрен и медленно продвигать канюлю вперед. Необходимо избегать вкалывать иглу глубоко — до венозного сплетения на тыльной стороне тела позвонка, следить за направлением укола, предупреждая закупорку иглы кровью или тканью. Место укола закрывается пластырем.

Субокципиталъная пункция по Антону и Шмидену производите острой тонкой иглой для поясничного прокола или иглой Бира. Больной лежи на левом боку с сильно опущенной головой. Большим пальцем фиксируется кожа на spina occipitalis externa и, определив остистый отросток эпистрофея, несколько отступя от него, вонзают иглу вглубь, вверх и несколько вперед. Введя иглу достаточно глубоко, натыкаемся на кость; оттягивая иглу и поднимая дистальный конец, нащупываем край затылочного отверстия и проходим membrana occipito-atlantica, вводя иглу в цистерну на несколько миллиметров. Данный прокол следует производить только опытными руками после упражнения на трупе.

Можно легко выполнить через большой родничок прокол желудочков, повторяемый через определенные промежутки времени, особенно в случаях нарушения сообщения с желудочками. Для этой цели, отступя на 1—2 см от средней линии, чтобы избежать sinus sagittalis, через родничок вводят иглу медленно в глубину, отсасывая через каждые 2 мм, пока не получится в шприце жидкость.

Энцефалография является также весьма ценным диагностическим методом Она дает возможность без особого труда установить наличие головной водянки даже в легких формах. Кроме изменений со стороны желудочков, можно обнаружить изменения со стороны коры мозга (атрофические процессы), а также патологические процессы на оболочках мозга.

Подпишитесь на свежую email рассылку сайта!

Читайте также