Клиническая картина токсической дисперсии

Декабрь 24, 2015 / Комментарии 0

Важнейшим признаком токсического состояния является помутнение сознания. У ребенка пропадает живой, ясный взгляд, теряется интерес к окружающему, что так характерно для простой диспепсии. В первые дни у ребенка можно видеть подобие улыбки, попытки заинтересоваться окружающим, но все эго быстро исчезает. Взгляд ребенка устремляется в пространство, не отклоняясь в стороны. Запавшие, с синевой вокруг, глаза с сильно суженными зрачками делают неподвижный, мертвый взгляд страшным. В это время ребенок не замечает окружающих, никого «не узнает. Лицо принимает маскообразный вид, нос заостряется, глаза западают, кожа принимает землистый цвет с цианотическим оттенком. Ребенок лежит в полной прострации, лишь изредка прерываемой отрывистым жалобным криком. Этому периоду иногда предшествует период возбуждения, при котором дело может дойти до тонически-клонических судорог. В дальнейшем у ребенка развиваются беспорядочные и замедленные движения, автоматические движения пальцами, жевательными мышцами, косоглазие, закатывание глаз. Довольно характерной является поза фехтовальщика. Можно придать любое положение рукам ребенка, и он надолго сохраняет его, хотя оно для него и неудобно.

р18

У ребенка появляется упорная рвота, достигающая гораздо более тяжелой степени, чем при диспептическом расстройстве. Рвота появляется не только после приема пищи, но и после питья воды, часто при пустом желудке. Постоянная тошнота особенно мучит ребенка, он не находит себе места, но после рвоты немного успокаивается. Иногда, при очень тяжелых формах, наблюдается рвота темно окрашенными массами с кровью, в виде кофейной гущи.

Стул в начале заболевания бывает диспептическим или сохраняет мыльно-известковый характер, но очень скоро переходит в характерный токсический стул. Он резко учащается — до 20 раз в сутки — делается водянистым, брыжжущим, желтовато-зеленым, очень бедным каловыми массами, но содержащим огромное количество слизи и жировые капли. Стул сначала имеет кислую реакцию, но постепенно, вследствие обильного кишечного сокоотделения, приобретает щелочный характер, причем в кале содержится очень мало нерастворимых мыл (2—20% вместо 50%). Иногда каждые 0,5—1 час из заднего прохода выделяются струей, как моча, водянистые испражнения, содержащие хлопья слизи; нередко к этому присоединяются тенезмы, если процесс переходит на толстые кишки.

Вследствие сильной потери воды наблюдаются резкое падение веса — на 500-1000 г за несколько дней. Это падение веса обусловливается главным образом потерей воды рвотой, поносом, но в значительной степени также кожей и легкими. Кожа становится сухой, теряет свою эластичность, складки ее плохо расправляются, черты лица заостряются, родничок втягивается, живот также; развивается гипертония мускулатуры и болезненность в мышцах при сокращениях. На коже живота и бедер нередко развивается склерема; в далеко зашедших случаях кожа делается иногда жесткой как резина, и складки на ней совсем не расправляются.

Внутрикожная проба Мак-Клюра и Ольдрича дает при тяжелых случаях значительное ускорение (до 7—15 минут). Всякое ухудшение состояния ведет к укорочению времени рассасывания папулы; при переходе к улучшению отмечается удлинение времени рассасывания (до 20—40 минут).

Отмечаются также эритема языка и слизистой рта, своеобразная окраска кожи в силу венозного сокращения капилляров, расширение зрачков (что указывает на поражение вегетативной нервной системы, именно — на гипотоническое состояние симпатического ее отдела).

Довольно постоянным симптомом являются повышение температуры. От едва заметных повышений температуры существует целый ряд переходов к высоким и сильным размахам — до 40°. Характерной кривой не имеется. У искусственно вскармливаемых детей в процессе заболевания наблюдаются температуры ниже нормы. Сила лихорадки зависит от патогенеза расстройства, с одной стороны, и от степени сопротивляемости организма — с другой.

Дыхание при интоксикации своеобразно меняется: грудная клетка высоко поднимается, дыхательные движения становятся несколько глубже, происходят без пауз. Выдох и вдох всегда одной и той же глубины и высоты. Иногда ритм дыхания резко ускоряется, и появляется так называемое токсическое дыхание, напоминающее дыхание загнанного зверя. В отличие от пневмонического дыхания, здесь не участвуют в дыхании вспомогательные мышцы и крылья носа.

Пульс ускоряется, становится малым, едва прощупывается. Тоны сердца глухи, иногда пропадает первый тон. Конечности холодны наощупь, слегка цианотичны. Часто отмечается значительное падение кровяного давления (до 40 мм). Нарушение кровообращения является следствием обезвоживания, сгущения крови, замедления тока крови. Действительно, в этот период отмечается сгущение крови, увеличение ее вязкости, повышение содержания гемоглобина и эритроцитов, а также довольно значительный лейкоцитоз — до 20—30 тысяч. Характерно появление молодых форм нейтрофилов, исчезновение моноцитов и эозинофилов; чем тяжелее картина, тем больше встречается патологических форм и тем более выражено отклонение влево. Реакция оседания эритроцитов ускорена.

р19

Со стороны мочи отмечается олигурия, а иногда и анурия. Моча содержит белок и дает значительный осадок; в осадке находится незначительное количество гиалиновых и зернистых цилиндров, кристаллов мочевой кислоты и мочекислого аммония. Кроме того, моча содержит сахар, обычно в виде виноградного сахара, но возможно и наличие лактозы. В моче можно открыть присутствие различного рода бактерий, особенно часто Вас. coli.

При тяжелых формах интоксикации микрофлора кала состоит не менее чем на 50% из грам-отрицательных бактерий (Вас. coli), а при неблагоприятном течении грам-положительная флора нередко вытесняется полностью. При благоприятном течении, наоборот, грам-положительная флора нарастает.

В практических целях, от резко выраженных токсических диспепсий выгодно отличать так называемые субтоксические диспепсии. Они дают в смягченной или невыраженной форме многие из вышеописанных симптомов. При них бывает учащенный стул, но не типично токсический, бывают рвоты, но не особенно частые, падение веса наблюдается, но не особенно значительное, общее сознание угнетено, но сохранено; по общему виду ребенок производит впечатление тяжело больного, но нет характерной, свойственной токсическим формам, окраски кожи, эластичность сохранена, глаза ребенка смотрят не так безучастно. В моче может не быть сахара, явления раздражения почек могут отсутствовать. Со стороны крови наблюдается лейкоцитоз, но нет нейтрофилеза и сгущения крови. Еще не выражены токсическое дыхание и глухость тонов сердца. Такой ребенок гораздо легче выходит из состояния интоксикации после 24-часовой чайной диеты.

Сопротивляемость ребенка инфекции при токсической диспепсии резко падает, и местные микробы, размножение которых в норме тормозится, приобретают способность размножаться и вызывают гнойные воспалительные процессы в среднем ухе, в почечных лоханках, в легких и т. д. Особенно часто встречаются гнойные отиты, распространяющиеся на сосцевидный отросток и протекающие иногда без местных симптомов, но несомненно ухудшающие общее состояние ребенка. В других случаях наблюдаются рвоты, мозговые явления, ригидность затылка, судороги при септической картине крови, осложнение пиурией. Очень частым осложнением является пневмония, преимущественно в задне-нижних долях легкого. Пневмония резко ухудшает состояние больного, и с ее появлением положение ребенка часто становится безнадежным.

Эта вторая фаза развития болезни, в отличие от первой, токсической фазы, может быть названа токсико-дистрофической или септический. У ребенка уже выражена тяжелая дистрофия, упорная анорексия и, в силу наличия дизергии, имеется наслоение всевозможных инфекций. Очень многие дети погибают в этом периоде от рецидивов токсического состояния или от осложнений.

Токсические диспепсии следует и клинически подразделять на первичные — инфекционно-алиментарного происхождения, и на парэнтеральные, развившиеся на фоне наличия в организме инфекционного очага (гнойного отита, антрита, пиелонефрита и т. п.).

О парэнтеральной форме мы можем думать, если в общей картине отмечается обилие нервных явлений (резкое беспокойство, ригидность затылка, хореатические движения, повышенные рефлексы, игра вазомоторов, красный дермографизм), если отмечается быстрое нарастание токсикоза без выраженных явлений эксиккоза и сгущения крови, если симптом рвоты преобладает над явлениями поносов, если с самого начала отмечаются явления поражения почек, а со стороны крови — лейкоцитоз со значительным сдвигом влево, и если выражены местные явления со стороны барабанной перепонки, натечный отит с густым сливкообразным гноем с запахом и с незакрывающимся перфорационным отверстием.

Длительность интоксикации — 7—10 дней, но она может затянуться до 21 дня; иногда же течение ее сокращается до 4—6 дней. За периодом падения веса следует стабилизация его (3—15 дней), а затем наступает период репарации с нарастанием веса.

Подпишитесь на свежую email рассылку сайта!

Читайте также